Завод «Компрессор» / ОТБ-8

Адрес: г. Москва, 2-я ул. Энтузиастов, д. 5 (в 1936 г. — Дангауэровская слоб., д. 20)

В 1930-е годы завод входил в ведение главного управления горного машиностроения НКТП СССР. Специализация: машиностроение, воздушные компрессоры, холодильные установки. ОТБ-8, которое располагалось на территории завода, занималось проектированием новых типов компрессоров, газогенераторных установок и т. д. В нем работал Николай Антонович Доллежаль, ставший впоследствии знаменитым ученым-атомщиком.

Завод «Компрессор» / ОТБ-8

Завод «Компрессор» / ОТБ-8

История завода

Завод «Компрессор» берет свое начало в 1869 году, когда А. К. Дангауэр основал кузнечно-слесарную мастерскую. В 1873 году Дангауэр получил разрешение на открытие механического котельного завода с пятью кузнечными горнами, одной паровой машиной в 6 лошадиных сил и 27 рабочими, поставив на поток производство оборудования для пищевой промышленности. Официальное название — Котельный механический и медно-аппаратный завод Дангауэра и Кайзера.

«Москва: Энциклопедия» (1980) отмечает, что рабочие завода активно участвовали в революционных событиях 1905–07 годов. В 1917 году создан отряд Красной Гвардии (к 15 сентября — 75 бойцов). В Октябрьские дни красногвардейцы участвовали вместе с рабочими района в боях с юнкерами.

В 1918 году завод получил название «Котлоаппарат», с 1931 года — современное название. Производство холодильного оборудования начато в 1920 году. В 1929–40 годах завод реконструирован и специализирован на выпуске холодильного оборудования. В 1941–45 годах «Компрессор» изготовлял пусковые установки реактивной артиллерии («Катюши»), боеприпасы. В 1943 году награжден орденом Трудового Красного Знамени.

В послевоенные годы значительно увеличен выпуск промышленного холодильного оборудования, завод оснащен высокопроизводительным технологическим оборудованием и поточными механизированными линиями. Освоено производство крупных агрегатированных холодильных машин. Около 25% продукции выпускается с государственным знаком качества. В 1979 году на заводе было свыше 1500 ударников, 62 бригады коммунистического труда. 450 работников удостоены правительственных наград. На заводе создан Мемориал боевой славы, установлена мемориальная доска, посвященная выпуску заводом «Катюш». В 1967 году открыт музей революционной, боевой и трудовой славы. Имелся дом культуры. Завод награжден орденом Ленина (1969). Выпускалась многотиражная газета «Машиностроитель» (в 1930–54 годах — «Ударный труд»).(История ордена Ленина и ордена Трудового Красного Знамени Московского завода холодильного машиностроения «Компрессор». М., 1977)

В настоящее время завод «Компрессор» выпускает стационарное и передвижное холодильное оборудование, применяемое в различных отраслях промышленности.

В 2001 году на заводе «Компрессор» совместно с ВНИИГАЗ разработана установка по сжижению природного газа, которая успешно эксплуатируется в районе Санкт-Петербурга. Кроме того, в настоящее время ведутся проектно-изыскательские работы по внедрению установок переработки попутного нефтяного газа, которые предполагается использовать на шельфовых месторождениях Каспийского региона.

С недавнего времени освоено производство таких теплообменных аппаратов нового поколения, как рекуператоры тепла дымовых газов, парогенераторы, паровые и водогрейные котлы, аппараты воздушного охлаждения, конденсации пара. Новое оборудование обладает повышенной экологической безопасностью, дешево в обслуживании и надежно при непрерывной эксплуатации.

Завод «Компрессор» также предоставляет свои услуги по проектированию, строительству, комплектации и сервисному обслуживанию холодильных комплексов для продуктов питания, медикаментов и других товаров, требующих специальных условий хранения.

Являясь одним из лидеров производства промышленного холодильного оборудования в России, московский завод «Компрессор» заинтересован в установлении и развитии сотрудничества с различными компаниями и организациями по освоению новых рынков сбыта как на территории Российской Федерации, так и в других странах мира. Активны аренда и продажа помещений завода.

Дангауэровская слобода

Завод Дангауэра и Кайзера дал название возникшему при нем рабочему поселку.

В советское время здесь образовался один из первых соцгородков в Москве: в рамках проекта «Новые дома» в 1929–32 годах (среди его авторов архитекторы Р. Вегнер, М. Мотылев, Н. Молоков, И. Звездин, Е. Шервинский) часть поселка была реконструирована. Микрорайон состоит из 24 трех- и шестиэтажных многосекционных домов, архитектура которых отмечена определенной пластической выразительностью, характерной для конструктивизма.

Лидером в использовании типовых секций жилых домов в стиле авангард, соединенных с уникальными угловыми элементами, в 1920-е годы был Михаил Мотылев — главный архитектор строительного бюро Сокстрой, базировавшегося в Сокольниках. В домах «Дангауэровки» угловые секции, отражающие пересечение двух частей дома под прямым углом, выполнялись по-разному, создавая акценты на перекрестках улиц и внутриквартальных проездов. Четыре больших квартала здесь были выстроены рядом с дореволюционным заводом Дангауэра и Кайзера «Котлоаппарат», заводом «Рускабель» и другими предприятиями. Данную жилую застройку можно смело назвать лучшим произведением Мотылева (генеральный план он разрабатывал с архитектором Вегнером), умело продумавшего систему бытового и социального обслуживания (детские сады, школы, столовая, клуб, магазины, бани, пожарное депо с каланчой). Общий планировочный замысел охватывал около 50 га. При полной его реализации здесь был бы самый большой жилой комплекс Москвы, но замысел зодчих не был доведен до конца.

Сегодня наиболее известен в «Дангауэровке» квартал, расположенный дальше всего от Авиамоторной улицы — так называемые «американские дома». Их всего два, но они идентичны и сложной S-образной формы, выполненной по проекту Мотылева с некоторыми отступлениями от его замысла в деталях. Дома были предназначены для американских специалистов, приглашенных для модернизации завода «Рускабель».

Эти длинные тринадцатиподъездные дома образуют квадратный двор с клумбой в центре. На ней статуя Ленина, одетого по советской моде тех лет (френч, кепка с квадратным козырьком, тупоносые ботинки). Первый квартал «Дангауэровки» был застроен шестью домами, вытянутыми с севера на юг (их сохранилось пять), а также несколькими односекционными корпусами, изолирующими дворы от шоссе, и еще двумя Г-образными домами, фланкирующими южный выезд из квартала своими башенными угловыми секциями.

Из запланированных четырех П-образных домов, охватывающих дворы, было выстроено только два, получивших оформление в духе архитектуры 1930-х годов. Таков «дом ударников заводов "Компрессор" и "Парижская Коммуна"» (№ 22 по Авиамоторной улице; 1930–1934), созданный по проекту архитектора Н. Д. Молокова. Он состоит из корпусов, поставленных в двух направлениях, со срезанным под 45 градусов углом, украшенным треугольными балконами. Архитектурные детали этого здания своеобразны и выразительны. Это карнизы в нижней части балконов, утрированные повторными тягами, под которыми есть квадратные отверстия водостоков, отчего эти формы напоминают классический карниз с «сухариками», но решенный в преувеличенном масштабе. Постройка Молокова стала «визитной карточкой» района и имеет целый ряд иных примечательных деталей — таких как лоджии с круглыми колоннами. В первом этаже этого дома были размещены многочисленные предприятия обслуживания — гастроном, аптека, ателье и т. д.

Вместо ряда запроектированных жилых домов в «Дангауэровке» возвели очередную школу (типовой проект Д. Ф. Фридмана), детский сад (не сохранился), а также здание школы НКВД, где после войны размещалась Школа конной милиции.

По другую сторону от Авиамоторной улицы есть еще два квартала того же времени, а за ними разбит парк. Дома занимают асимметричный участок, выходящий к железной дороге, и лишены какого-либо декора. Выделяются только их повышенные углы с опоясывающими их балконами.

Историк Николай Васильев предлагает обратить внимание на дом № 5 по ул. Пруд-Ключики, отгораживающий треугольный двор. Вместо типичной одной угловой секции, срезанной под 45 градусов, в этом здании сделано два таких повышенных элемента.

Один из этих домов (№ 3 по ул. Пруд-Ключики) тоже был заселен американскими специалистами, жившими в СССР. Он имел высокую проездную арку и балконы с глухими парапетами на углах. После армии здесь жил главный герой фильма Марлена Хуциева «Мне двадцать лет» («Застава Ильича»).

Заметка из газеты «Правда» по книге А. Логинова и П. Лопатина «Москва на стройке» (М., 1955)

Здесь, в пыли и унынии, кончался город. Кривая, угрюмая улица лениво всползала на бугор и упиралась в шлагбаум. Полосатое бревно со скрипом ворочалось на ржавом шкворне, пропуская телеги. Дальше, теряясь в Измайловском лесу, простиралась кандальная Владимирка, арестантский тракт из Москвы в Сибирь.
У Горбатого моста, слева от Дангауэровской слободы, ссыльные прощались с женами. По обе стороны дороги стояли заплаканные женщины с узелками в руках. Конвойные гнали партию дальше, и, оглядываясь в последний раз, арестанты видели тоскливое, гнетущее сердце убожество Дангауэровской слободы, ее сгорбленные хибарки, кособокие заборы, непросыхающие лужи и босоногих зачумленных ребят, высыпавших на дорогу. Это прощальное видение города оставалось в душе горьким воспоминанием. Казалось, заодно с женами неутешно горюет каждая улочка московской рабочей окраины, провожая на каторгу своих сынов. Город недружелюбно поглядывал на окраину, отгородившись от рабочей слободы Старообрядческими, Бобылевскими, Вдовьими переулками, выставив, как заслон, купола церквей и непролазную грязь немощеных тротуаров. Город тяготился своей ненадежной окраиной. Но обойтись без нее нельзя было. В цехах Гужона и Дангауэра надо же было кому-нибудь гнуть спину. И как бы вымещая свою злобу, свою ненависть к рабочей окраине, купецко-дворянский город оставил ее без уличного освещения, без воды, без мостовых — в грязи и мраке.
Дангауэровцы не заставили себя ждать в 1917 году, когда завязался бой с юнкерами и полицейскими у Рогожской заставы и на Яузском мосту. Многие дангауэровцы ушли воевать с белыми, многие переехали потом в освободившиеся от «хозяев» города квартиры Садового и Бульварного кольца. Но куда больше обитателей Дангауэровки, не покидая своей слободы, зажили в просторных, благоустроенных квартирах многоэтажных домов, поднявшихся на месте слободских избушек.
Вправо от шоссе Энтузиастов, там, где кончался когда-то город и начинали свой этапный путь царские узники, стоят два девятиэтажных дома, открывая широкий Центральный проезд, озелененную просторную улицу, всю в пятиэтажных домах. Трамвайная остановка так и называется: «Новые дома». Трамвай уходит дальше по шоссе, город продолжается, большой, шумный, многоэтажный город с магазинами и яркими фонарями, с асфальтом и стоянками такси. Где началась окраина? У заставы или у Горбатого моста? Трудно сказать, где мы расстались с городом и попали на окраину. На улице Горького такие же вот кирпичные громады. Универмаг и школа в точности такие же, как и те, что расположены в районе Арбата и на Красной Пресне. Это — органическая часть города, включенная в высоковольтную сеть реконструкции.

Застройка поселка панельно-сборными домами продолжалась в 195070-х годах, что нарушило целостность первоначального ансамбля.

В комплекс жилых домов «Дангауэровка» входят следующие жилые кварталы (согласно перечню Москомнаследия, с 2010 года — Департамент культурного наследия Москвы):

  • Авиамоторная ул., 14; 20/17; 22/12; 26/5; 28/4, стр. 3, 4, 7; 49/1; 51, стр. 1
  • 2-я Кабельная ул., 4; 10
  • 3-я Кабельная ул., 2; 4/28
  • ул. Пруд-Ключики, 3; 5
  • ш. Энтузиастов, 18; 20; 20а; 20б; 20в; 22/8

Одним из примечательных объектов на карте района являются бывшие Дангауэровские бани по адресу: шоссе Энтузиастов, 30. Советское (послевоенное) название: бани № 1 коммунального треста Бауманского (Калининского?) района. Видимо, в 1970-е годы здание было перестроено и перепрофилировано в Дом ткани. В настоящий момент вывеска снята, но следы от букв запечатлены на стене — свидетеле совмодернизма.

Про Сережу Фомина

Песня Владимира Высоцкого

Про Сережу Фомина

Я рос, как вся дворовая шпана —
Мы пили водку, пели песни ночью, —
И не любили мы Сережку Фомина
За то, что он всегда сосредоточен.

Сидим раз у Сережки Фомина —
Мы у него справляли наши встречи, —
И вот о том, что началась война,
Сказал нам Молотов в своей известной речи.

В военкомате мне сказали: «Старина,
Тебе броню дает родной завод "Компрессор"!»
Я отказался, — а Сережку Фомина
Спасал от армии отец его, профессор.

Кровь лью я за тебя, моя страна,
И все же мое сердце негодует:
Кровь лью я за Сережку Фомина, —
А он сидит и в ус себе не дует!

Теперь, небось, он ходит по кинам —
Там хроника про нас перед сеансом.
Сюда б сейчас Сережку Фомина,
Чтоб побыл он на фронте на германском!

… Но наконец закончилась война —
С плеч сбросили мы словно тонны груза, —
Встречаю я Сережку Фомина,
А он — Герой Советского Союза…

1964

Владимир Высоцкий. Про Сережку Фомина

Комментарий к тексту песни (по материалам статьи из «Студенческого меридиана», 1988, № 8):

Эпизод, связанный с замыслом песни, рассказан артистом Геннадием Яловичем: «Идем по улице Горького, навстречу двое мужчин. Один другому говорит: "Представляешь, встречаю я его, а он — тыловая крыса — Герой Советского Союза…" Мне это врезалось в память, Володя тоже это запомнил. И через некоторое время слышу в песне: "Встречаю я Сережку Фомина, / А он — Герой Советского Союза"». (Живая жизнь. Штрихи к биографии Владимира Высоцкого. Интервью и лит. запись В. Перевозчикова. М., 1988. С. 116)

«И вот о том, что началась война, / Сказал нам Молотов в своей известной речи». Молотов Вячеслав Михайлович (1890–1986) с мая 1939 года — председатель Совета народных комиссаров СССР и нарком иностранных дел. Правительственное сообщение о начале войны было зачитано им по радио 22 июня 1941 года в 12 часов дня.

«Тебе броню дает родной завод "Компрессор"» — в годы войны «броню» (освобождение от призыва в армию) получали рабочие и служащие предприятий, работавших в первую очередь на нужды армии. На заводе «Компрессор» было организовано производство ракетных установок ПМ-13 — знаменитых «Катюш».

Дом культуры «Компрессор»

Здание по адресу: ш. Энтузиастов, 28 построено архитектором Вл. Владимировым в 1927–29 годах по заказу профсоюза металлистов для рабочих клуба завода «Котлоаппарат» (так назывался «Компрессор» в эти годы).

С 1929 по 1931 год объект известен как рабочий клуб «Пролетарий», а с 1932 по 2007 год — ДК «Компрессор».

В отличие от опыта К. Мельникова при строительстве клубов «Каучук», им. Русакова и др., архитектор здесь отталкивался не от стремления к созданию универсального пространства, но от желания дать каждой функции свое помещение. Две главных задачи здания нового типа привели и к созданию здесь двух связанных переходом объемов — клубной (кружковой) и зрелищной (театральной) частей здания.

Клуб «Пролетарий», в архитектурном решении которого проявилось единство технически функциональной стороны здания с художественным содержанием, стал ярким воплощением стиля конструктивизм. Он представляет собой ансамбль из различных частей, асимметричных по композиции и сфокусированных на угловую башню, на вершине которой находилась радиоантенна — признак нового городского быта.

В основе композиции два корпуса, соединенные галереей. Обе части выполнены как совокупность простых геометрических форм. Контуры и силуэты, образованные прямыми линиями и большими стеклянными поверхностями, создают впечатление железобетонной конструкции, хотя здание кирпичное. Угловая башня, опоясанная балконом, фиксировала угол, где дорога, ведущая от проходной завода, вливалась в магистраль шоссе Энтузиастов.

Правая половина здания отводилась под зрелищный сектор, левая — под собственно клубный. Зрительный зал с балконом рассчитан на 834 человека. Нижний этаж предназначался для столовой и обслуживающих помещений. В клубной же части помещались библиотека, читальня, девять небольших комнат под кружки. Физкультурный зал и радиоуголок вынесены в третий этаж башни.

Внутри в 1929 году помещение было расписано фресками (художники Цирельсон, Коннов, Вязьменский, Немов, Мирлас, Гапоненко, Иванов, Невежин).

В 2008 году здание было отремонтировано, и теперь используется как офис и магазин. Прежняя шрифтовая композиция с текстом «ДК "Компрессор"» сначала была заменена на логотип мебельной фабрики, а теперь и вовсе снята, внутренние росписи стен и все остальные детали интерьера были также утрачены.

Николай Антонович Доллежаль

Главный конструктор реактора первой в мире атомной электростанции (г. Обнинск, 1954 год). Разработал теорию самодействующих клапанов поршневого компрессора.

Николай Антонович Доллежаль (1899–2000)

Родился в с. Омельник Преображенской волости Александровского уезда Запорожской области (Украина). Окончил Московское высшее техническое училище.

После стажировки в Европе (1929 год) отсидел полтора года под следствием по обвинению в шпионаже. Арестован 5 сентября 1930 года постановлением особого совещания коллегии ОГПУ. 10 апреля 1931 года осужден по ст. 58-8, 58-11 УК РСФСР и приговорен к заключению в ИТЛ сроком на 10 лет. Освобожден 14 января 1938 года постановлением особого совещания коллегии ОГПУ досрочно.

С 1932 по 1934 год — технический директор института азотного машиностроения в Ленинграде.

В 1935–1938 годах работал главным инженером завода «Большевик» в Киеве.

В 1942–1953 годах был директором научно-исследовательского института химического машиностроения в Москве. Занимался проектированием ядерных реакторов для производства оружейного плутония, занимался разработкой энергетических реакторов для корабельных установок, ядерных реакторов для АЭС. В 1952 году возглавил Специальный институт, он же НИИ-8 (нынешний НИКИЭТ), созданный для конструирования реакторов всех типов, и руководил им 34 года. В 1961 году создал ядерную кафедру «Энергетические машины и установки» в МВТУ и руководил ею 25 лет.

Реабилитирован 10 сентября 1960 года определением Военной коллегии Верховного суда СССР.

Его достижениям в реакторостроении посвящен фильм «Николай Доллежаль. Золотой век», снятый по инициативе ЦНИИ «Атоминформ» в 1999 году.