Вагон-приемник Казанского вокзала

Адрес: г. Москва, Казанский вокзал

В 1920 году на Казанском вокзале уже действовал вагон-приемник, подчинявшийся Наркомпросу РСФСР.

Теплушка. Фото: Бычков Д. Эволюция «теплушки» [товар. вагона] / Д. Бычков, В. Дроздовский // Локотранс. 2004. № 7. С. 39
Детские приемно-распределительные пункты на транспорте

Первая мировая и гражданская войны, голод и экономическая нестабильность в 1920-е годы разрушили жизни тысяч семей. Дети из разных городов и сел оставались без родителей, многие становились беспризорными и уходили в крупные города. Поскольку беспризорные дети в большом количестве передвигались по железным дорогам, был организован специальный тип детских приемно-распределительных пунктов — вагоны-приемники на транспорте.

К сожалению, мы не знаем точную дату создания вагонов-приемников. Однако нам известно, что в 1920 году на Казанском вокзале уже действовал один вагон-приемник, который подчинялся Наркомпросу РСФСР. В 1930 году вагоны-приемники действовали на Казанском, Курском и Октябрьском (ныне — Ленинградском) вокзалах. 15 мая 1933 заработал вагон-приемник Брянского (ныне — Киевского) вокзала. В этот период вагоны-приемники подчинялись Народному комиссариату путей сообщения (НКПС).

Выявление беспризорных

За обнаружение беспризорных детей на территории вокзалов, станционных зданий и построек и их доставку в вагоны-приемники отвечала стрелковая охрана НКПС; она же привлекала к этой работе сотрудников железных дорог (кондукторские бригады и проводников), а также создавала общественно-добровольческие организации – «ядра», которые входили в систему общества «Друг детей».

Сотрудники «ядер» дежурили на вокзалах, обходили и осматривали приходящие и уходящие поезда, перроны, пакгаузы и другие станционные здания. Обнаружив детей, они первым делом доставляли их во врачебный пункт железнодорожного вокзала, где дети проходили медицинскую проверку. Если дети были здоровы, их приводили в вагон-приемник, где они оставались в течение 4-5 дней. 

Товарный вагон-«теплушка». Фото: Ю. Филатов. Путешествие в «теплушке» // Локотранс, 2014, № 5. С. 15

Штат каждого вагона-приемника состоял из заведующего и двух воспитателей. Кроме того, в работе вагона-приемника участвовали старшие воспитанники, которые «прижились» в приемнике и перестали бродяжничать.

Во время пребывания в вагоне-приемнике беспризорных детей кормили; они пользовались книгами и газетами из библиотеки приемника, играли в шашки и шахматы, слушали радио, играли на музыкальных инструментах и даже участвовали в выпусках стенгазет (Смирнова Н. В. Борьба с беспризорностью несовершеннолетних).

Пока беспризорные дети находились в вагоне-приемнике, воспитатели вагонов-приемников разыскивали их родителей, а затем предпринимали меры по отправке детей домой. После того, как найденные на вокзалах и станциях дети проходили через вагоны-приемники, они направлялись в детские дома (так же, как и воспитанники, сбежавшие из детских домов, которых возвращали назад). Слепые, глухонемые, дети-инвалиды направлялись в соответствующие учреждения отделов Народного образования; наркоманы и психически больные — в лечебные заведения органов здравоохранения. Подростки, которым уже исполнилось 16 лет, передавались в ведение Народного комиссариата труда для устройства их на работу, а также в трудколонии, организованные в городах Орле и Саратове. Интересно, что значительный процент беспризорных на транспорте составляли девочки.

Высокая проходимость

Через вагоны-приемники на вокзалах Москвы прошло большое количество беспризорных детей. Только вагон-приемник Казанского вокзала за первый год своего существования (с 4 марта 1930 г. по 4 марта 1931 г.) пропустил 7 тысяч беспризорных и безнадзорных несовершеннолетних. А через все вагоны-приемники на транспорте с 1 апреля 1930 г. по 1 октября 1930 г. прошло свыше 26 тысяч подростков. 

Даниил Казбеков
Н. В. Смирнова. Борьба с беспризорностью несовершеннолетних // История государства и права. 2006. № 4
Ю. Филатов. Путешествие в «теплушке» // Локотранс. 2014. № 5