Вагон-приемник Московско-Белорусско-Балтийской ж/д

Адрес: г. Москва, Белорусский (в 1922–1936 гг. — Белорусско-Балтийский) вокзал

В 1920–1930-е годы на многих вокзалах столицы действовали вагон-приемники для беспризорных детей. Один из них находился на Белорусском вокзале.

Тэги: 
Дети у вагона-«теплушки». 1918 г. Фото: family.booknik.ru
Выявление беспризорных на вокзалах

За обнаружение беспризорных детей на территории вокзалов, станционных зданий и построек и их доставку в вагоны-приемники отвечала стрелковая охрана НКПС; она же привлекала к этой работе сотрудников железных дорог (кондукторские бригады и проводников), а также создавала общественно-добровольческие организации — «ядра», которые входили в систему общества «Друг детей».

Сотрудники «ядер» дежурили на вокзалах, обходили и осматривали приходящие и уходящие поезда, перроны, пакгаузы и другие станционные здания. Обнаружив детей, они первым делом доставляли их во врачебный пункт железнодорожного вокзала, где дети проходили медицинскую проверку. Если дети были здоровы, их приводили в вагон-приемник, где они оставались в течение 4–5 дней.

Высокая проходимость

Через вагоны-приемники на вокзалах Москвы прошло большое количество беспризорных детей. Только вагон-приемник Казанского вокзала за первый год своего существования (с 4 марта 1930 г. по 4 марта 1931 г.) пропустил 7 тысяч беспризорных и безнадзорных несовершеннолетних. А через все вагоны-приемники на транспорте с 1 апреля 1930 г. по 1 октября 1930 г. прошло свыше 26 тысяч подростков.

Вагон Октябрьской железной дороги. 1920 г. Фото: www.runo-lj.livejournal.com
Слабые места вагон-приемника на Брянском вокзале

До нас дошел документ, в котором говорится о недочетах работы вагона-приемника на Брянском (Киевском) вокзале, а также о плохой работе органов здравоохранения и антисанитарии в вагоне-приемнике:

… На Брянском вокзале с марта по 15 мая с. г. ребята, путем облав, забирались стрелками ж.д. охраны в помещения для задержанных и оттуда направлялись в различные пункты по железной дороге для размещения в детучреждениях Наробраза. Никакой педагогической и санитарной обработки за этот период на вокзале не проводилось, и только начиная с 15 мая организован вагон-приемник (штат, питание, санобработка). В вагоне ребята находятся не более 1–2 дней и отсюда они переотправляются или в Даниловский приемник, или в детучреждения гороно, или отправляются в места своих прежних жительств, причем отправка производится под наблюдением кондукторских бригад.
За январь—февраль-март мес. 1933 г. пропускная способность Московско-Брянского вокзала достигала 250–300 беспризорных в месяц, в апреле- мае это число резко повышается, достигая 500–900 чел.
Недочетами работы вагона-приемника являются:
1) Отсутствие плана перебросок и налаженной связи с детучреждениями, в результате наблюдаются излишние переброски детей из одного железнодорожного пункта в другой;
2) Неудовлетворительная санобработка (после прохождения бани 15 июня у одного мальчика были найдены вши) и недостаточный индивидуальный учет санобработки (беспризорные пускаются общим счетом);
3) Отсутствие бельевых фондов и одежды: затасканное грязное белье после 15-минутной дезинфекционной обработки вновь одевается детьми на вымытое тело;
4) Отсутствие педагогической работы с беспризорными или бездомными детьми.
5) Недостаточное внимание соответствующих должностных лиц вокзала Москва-Брянск к делу беспризорности.
Отправка детей без санитарной обработки подтверждается полностью. Виновниками этого являлись руководитель вагона-приемника (ранее работавший по изъятию беспризорных) т. Гречишко, педагог вагона т. Колесников (отправка партии в 29 чел.), начальник санитарного района дороги т. Страухман и санврач т. Завьялов. Общий вывод по ознакомлению с работой вагона таков, что только… военизированная охрана дороги участвуют в борьбе с беспризорностью, участия других организаций и учреждении совершенно не видно. <…>
Основные выводы:
<…>
2. Органы здравоохранения совершенно не наблюдают за работой медицинского пункта приемника: совместное пребывание заболевших сыпным тифом с ребятами, заболевшими простыми заболеваниями, вшивость, антисанитария, грязь, отсутствие по три дня дезинфекции матрасов.
3. С делом беспризорности проводит борьбу по существу только ОГПУ, Рабоче-крестьянская милиция и военная охрана НКПС, причем эта борьба, в 1933 г. стоившая государству более 17 млн руб., большого эффекта дать не могла, т. к. в работе органов НКПроса, НКЗдрава, НКСнаба, НКЛП и Деткомиссии решительного поворота к делу беспризорности создано не было.

ГАРФ. Ф. А-406. Оп. 25. Д. 1347

Даниил Казбеков