Всесоюзная научная ассоциация востоковедения (ВНАВ)

Адрес: г. Москва, Трубниковский пер. д. 19; не позднее 1927 г. — ул. Никольская, д. 10; не ранее 1931 г. — Ветошный пер., д. 9

Всесоюзная научная ассоциация востоковедения была создана для централизации всех востоковедческих исследований. Несмотря на это, она подвергалась непрестанным обвинениям в том, что ее работа выдержана в недостаточно марксистском духе.

Пантелеевское подворье, проезд Сапунова. 1988 г. Справа дом № 9 по Ветошному переулку. Фото: PastVu

Пантелеевское подворье, проезд Сапунова. 1988 г. Справа дом № 9 по Ветошному переулку. Фото: PastVu 

ПРЕДПОЛАГАЕМЫЙ ОПЛОТ МАРКСИСТСКОГО ВОСТОКОВЕДЕНИЯ

Всероссийская научная ассоциация востоковедения при Наркомнаце была организована декретом ВЦИК от 13 декабря 1921 года, согласно которому все существующие на территории РСФСР научные общества, ставящие аналогичные цели, переходили в ее ведение.

С самого начала существования советской власти и попыток создания «новой», советской науки востоковедение привлекало к себе пристальное внимание партийных идеологов. Востоковедение рассматривалось как вспомогательная практическая дисциплина, предназначенная для экспорта «мировой революции», и колонизаторской политики, которую СССР собирался проводить в Азии. В официальной риторике утверждалось, конечно, ровно обратное:

Отличительной чертой молодого советского востоковедения, несомненно, является то, что оно стремится объяснить все социальные, политические, культурные процессы, происходящие в странах Востока, характер развития этих процессов, форму классовой структуры населения этих стран, основными чертами хозяйственной жизни, влиянием на них прошлой истории и т. д., причем вся жизнь современного Востока изучается советским востоковедением под углом зрения освободительной борьбы угнетенных народов желтого и черного континентов против империализма.

Павлович М. П.
Цит. по: Из истории советского востоковедения. 1917–1967. М., 1970

 

На И. Сталина надевают восточный халат. 1930-е гг. Фото: МАММ / МДФ, russiainphoto.ru

На И. Сталина надевают восточный халат. 1930-е гг. Фото: МАММ / МДФ, russiainphoto.ru

Советская политика на Востоке на словесном уровне подавалась именно как поддержка национально-освободительных движений против империалистов-колонизаторов. Прямо декларировалось также создание новых наций, готовых влиться в строительство советского государства, несмотря на то, что такая установка входила в противоречие с провозглашавшимся в то же самое время интернационализмом и стремлением к бесклассовому обществу. Это противоречие не осознавалось и принималось как данность. Как пишет В. Шнирельман, «по словам Анастаса Микояна, бывшего тогда генеральным секретарем Северо-Кавказского крайкома ВКП(б), „советская власть создает нации; советская власть помогает оформиться отдельным племенам как нациям… Самое оригинальное — то, что советская власть, самая интернациональная власть, создает и организует новые нации“. Это повторял и видный партийный деятель той эпохи Семен Диманштейн: „Многие национальности по существу только в настоящий период и начинают формироваться и сознавать себя как национальности“» (Шнирельман В. В поисках самобытности: у истоков советского мультикультурализма).

Некритичное отражение советской риторики, касающейся политики на Востоке, в восприятии стороннего наблюдателя обнаруживается, например, в «Московском дневнике» философа Вальтера Беньямина, посетившего Москву в 1927 году:

С особым пристрастием это новое русское кино обращается к Дальнему Востоку России. «Для нас, — словно хотят этим сказать, — „экзотики“ не существует». Дело в том, что это понятие считается элементом контрреволюционной идеологии колонизаторов. Романтическое понятие «далекого Востока» в России применения не находит. Для нее Восток близок и экономически тесно с ней связан.

Беньямин В. Московский дневник. М., 2012

Первым руководителем ВНАВ стал М. П. Павлович — историк, публицист и в прошлом профессиональный революционер. В оргбюро вошли также С. И. Духовский (зав. политико-экономическим отделом), В. А. Гурко-Кряжин, И. Н. Бороздин (зав. историко-этнологическим отделом), А. Ф. Абуков (ученый секретарь), В. К. Трутовский, К. М. Трояновский, Т. Н. Бройдо.

В ассоциации работали два постоянных отдела: историко-этнологический и политико-экономический. Ассоциация издавала журнал «Новый Восток», а также серию книг «Восток в борьбе за независимость». Она задумывалась как «кузница марксистских востоковедных кадров». М. П. Павлович полагал, что советское востоковедение должно сосредоточиться исключительно на изучении современных проблем, а классическое дореволюционное востоковедение — «историко-филологическое», как он его называл, считал устаревшим.

М. П. Павлович, человек необыкновенно живой и отзывчивый на явления жизни, решил, что необходимо попытаться создать организацию, которая посвятила бы себя делу ознакомления с современным Востоком. Для М. П. При этом современный Восток был и «новым». Он видел в нем те новые веяния, новые чаяния, стремления к самостоятельности и к отстаиванию самобытности, которые появились особенно за самое последнее время. Ему казалось, что старое, в сущности, представляет уже достояние истории, что при потребности в наши дни отчетливо знать и понимать новые веяния в жизни Востока новое заслуживает главного и преимущественного внимания.
На этой почве возникает «Научная Ассоциация Востоковедения», учредителем и вдохновителем которой был М. П. Ему представлялось, что в старом востоковедении было много косного и узкого, не было достаточного внимания современности.

Ольденбург С. Памяти М. П. Павловича // Новый Восток. 1927

Однако Павлович допускал сотрудничество с учеными старой школы, и в журнале «Новый Восток» печатались также работы старых профессоров: Л. З. Мсерианца,В. М. Викентьева, В. В. Бартольда. Однако, как пишет М. В. Иванова, «большинство работ, изданных Ассоциацией востоковедения, носило публицистический характер, не содержало глубокого анализа общественных явлений, отражало явную тенденцию к социологизированию. Все это было неизбежным следствием незнания восточных языков многими авторами, невозможности ознакомиться с местными материалами, отсутствия достаточной информации о событиях, происходивших на Востоке, стремления подогнать факты под те или иные положения марксизма» (Иванова М. В. Введение в регионоведение: из истории советского востоковедения. Томск, 2006).

После смерти М. П. Павловича председателем ВНАВ и ответственным редактором журнала «Новый Восток» стал С. М. Диманштейн, с 1929 года заведовавший также национальным сектором ЦК ВКП(б), который решительно повел линию на ликвидацию даже тех немногих элементов сотрудничества востоковедов-марксистов с представителями классического востоковедения, которые допускались прежним, относительно «умеренным» руководством Ассоциации. Диманштейн увязывал это со сталинским лозунгом «общего наступления социализма по всему фронту» (Люди и судьбы; ГАРФ. Ф. 7668. Оп. 1. Д. 2972).

ЗАПИСКА РАЙТЕРА «К ПОЛОЖЕНИЮ НА ВОСТОКОВЕДНОМ ФРОНТЕ»

Несмотря на то, что и первый, и второй председатели ВНАВ придерживались вполне «передовых» и находившихся в русле государственной политики взглядов на востоковедение, деятельность ассоциации вызывала много критики со стороны власти. Вот, например, выдержка из докладной записки И. Райтера с характерным для эпохи военизированным названием «К положению на востоковедном фронте»:

В 1920 году организуется при содействии Ленина и под непосредственным руководством Сталина ряд учебных заведений по Востоку: Коммунистический Университет Трудящихся Востока имени тов. Сталина (КУТВ), на развалинах Лазаревского института — Институт востоковедения им. Нариманова и друг. Декретом ВЦИК от 12 декабря 1921 года при Наркомнаце была организована «Всероссийская Научная Ассоциация Востоковедения», преобразованная в 1924 году, в связи с ликвидацией Наркомнаца, во Всесоюзную Н. А. В. При ЦИК СССР.
ВНАВ призвана была выполнить важнейшую роль в развитии марксистского востоковедения, собрать вокруг себя теоретических и практических работников по Востоку, в том числе буржуазных востоковедов, использовав их опыт и значение для создания новых кадров марксистов-востоковедов. ВНАВ не справилась с основной своей задачей — перевода советского востоковедения на марксистско-ленинские позиции.
Причина политического банкротства заключалась в том, что ВНАВ, собрав вокруг себя всевозможных представителей старого буржуазного востоковедения, в том числе и псевдо-спецов, не сумела заставить их работать под нашим руководством в разрезе задач марксистско-ленинского востоковедения. Благодаря этому ВНАВ фактически превратилась в идеологический центр буржуазного и псевдо-марксистского, ревизионистского, право-оппортунистического изучения Востока, и тем самым затормозила развитие марксистско-ленинского, большевистского изучения национальных и колониальных проблем.
В тесной связи с этим положением во ВНАВе, в его среде сложилась законченная право-оппортунистическая группировка (Иранский, Ирандуст, Мирза), защищавшая по существу либерально-меньшевистскую платформу в вопросах колониальных революций. <…>
Положение на востоковедном фронте вызывает самые серьезные опасения. Область востоковедной работы является одним из наиболее отсталых участков идеологического фронта. Здесь мы наблюдаем колоссальное отставание, отрыв теоретической работы от практических задач социалистического строительства на советском Востоке и революционного движения в колониях и полуколониях. <…>
В востоковедной работе наблюдается параллелизм, партизанщина, бесконтрольность, отсутствие единой установки и т. д.

Председатель Комиссии Культпропа ЦК Райтер
Утверждено Комиссией 17 января 1931 года

ГАРФ. Ф. Р-7668. Оп. 2. Д. 14. Л. 2–11

В 1930 году Ассоциация востоковедения была включена в состав Коммунистической академии и, таким образом, фактически ликвидирована как самостоятельное подразделение. С. М. Диманштейн возглавил в Комакадемии Комиссию по изучению национальных вопросов.

СУДЬБА С. М. ДИМАНШТЕЙНА
С. М. Диманштейн. Фото: Wikimedia Commons

С. М. Диманштейн

Несмотря на активные старания действовать строго в русле официальной линии на должности руководителя ВНАВ, революционное прошлое, работу в Наркомнаце и других правительственных должностях, С. М. Диманштейн был арестован 21 февраля 1938 года и намечен к репрессированию по первой категории (расстрел) в списке «Москва-центр. Список № 1» от 20 августа 1938 на 313 чел., № 77, по представлению нач. 1-го спец. отдела НКВД И. И. Шапиро. 25 августа 1938 он был приговорен к высшей мере наказания по обвинению в участии в контрреволюционной террористической организации, расстрелян и похоронен на «Коммунарке» 25 августа 1938 года (Люди и судьбы).

Ольга Лебедева
Иванова М. В. Введение в регионоведение: из истории советского востоковедения. Томск, 2006