Тюрьма и расстрельное помещение ВЧК-НКВД в Варсонофьевском

Адрес: Москва, Варсонофьевский пер., д. 7

С 1918 года половина домов на нечетной стороне переулка перешла в собственность Всероссийской чрезвычайной комиссии. Так называемый черный квадрат, территориальные границы которого образуют дома №№ 7 и 9 по Варсонофьевскому и прилегающий дом № 11 по Большой Лубянке (здесь до 1919 года находилась ВЧК РСФСР) в настоящее время остается подконтрольным ФСБ РФ. 

Двор со стороны Варсонофьевского переулка. Фото: архив Общества «Мемориал»

Двор со стороны Варсонофьевского переулка

Тюрьма и первая штаб-квартира ВЧК

В начале XX века бывший торговый дом купца Дмитрия Лухманова занимало страховое общество «Якорь». В 1918 году здание перешло к Всероссийской чрезвычайной комиссии, и в апреле сюда вселились руководящие чекисты во главе с Феликсом Дзержинским. Здесь находился его кабинет, о чем гласит мемориальная доска, до сих пор висящая на здании.

В первой штаб-квартире ЧК на углу Варсонофьевского переулка и Большой Лубянки находился небольшой, но высокий, в два этажа, полуподвальный зал, напоминающий корабельный трюм, в котором была оборудована тюрьма. Для этих целей были специально обустроены глухие помещения, приспособленные как под общие, так и под одиночные камеры. Камеры также разделялись на мужские и женские. При нехватке мест для заключенных в качестве камеры использовался дровяной сарай, располагавшийся на дворовой территории, примыкающей к зданию.

Помещение для массовых расстрелов

Здесь же во дворе, фактически со стороны Варсонофьевского переулка, в глубине здания с 1918 года располагался гараж ВЧК, а впоследствии — гараж-спецавтобаза ОГПУ–НКВД–КГБ. Пост начальника комендатуры ОГПУ–НКВД–МГБ с 1926 по 1953 год занимал Василий Васильевич Блохин. На этой территории было оборудовано специальное помещение для регулярных массовых расстрелов, функционировавшее в течение нескольких десятилетий. Есть сведения об «обитых цинком подвалах под гаражами автобазы, которые использовались по назначению с 1918 года. Эти подвалы функционировали как место приведения приговоров в исполнение до 1948 года, после чего были засыпаны строительным мусором». (ГАРФ. Ф. Р9423. Оп. 27. Д. 65). В 1937–1940 годах казни в Варсонофьевском были особенно частыми. По самым приблизительным оценкам, здесь было расстреляно от 10 000 до 15 000 человек. В комендатуре круглосуточно дежурили расстрельные бригады. Наиболее известными исполнителями расстрелов, помимо лично Василия Блохина, были Петр Магго, Эрнст Мач, братья Иван и Василий Шигалевы. В спецгруппу также входил начальник автоотдела ОГПУ Петр Яковлев.

При этом известно, что с 1925 по 1937 год были арестованы четыре человека, прописанные и проживающие в доме № 7 по Варсонофьевскому переулку. Какая именно часть дома оставалась жилой, неизвестно.

Показания Льва Влодзимирского

Лев Емельянович Влодзимирский с 1937 года был назначен заместителем начальника 1-го отделения 4-го отдела (секретно-политического) ГУГБ НКВД СССР. В задачи этого отделения входила борьба с бывшими оппозиционерами. В 1937 году его произвели в старшие лейтенанты ГБ. Влодзимирский специализировался на ведении следствия. Ему сразу же поручили дела важнейших арестованных. Под пытками он добивался признаний от подследственных в «вражеской деятельности», в «руководстве троцкистской организацией» и т. д. Карьера Влодзимирского быстро шла вверх, в 1941 году он возглавил следственную часть по особо важным делам НКГБ СССР, получил звание старшего майора ГБ, сохранял свой пост начальника следчасти при всех переформированиях НКВД–НКГБ–МГБ. Затем при Абакумове был вытеснен и вернулся в МГБ сразу после смерти Сталина, благодаря Берии, в роли начальника следственной части по особо важным делам МВД СССР. Уже летом 1953 года был арестован как «член банды Берии». После нескольких месяцев следствия, 23 декабря 1953 года, Влодзимирскому был вынесен смертный приговор, в тот же день он был расстрелян и в тот же вечер — кремирован в Донском крематории.

Фрагмент показаний Влодзимирского на следствии:

Гр[аждан]ку Кулик мы с Мироновым доставили в помещение НКВД в Варсонофьевском переулке. Нас там встретил во дворе комендант Блохин, который вместе с Мироновым отвел ее во внутреннее помещение нижнего этажа здания. Я с ними прошел в первое помещение и остался в нем, а Блохин с Мироновым провели гр. Кулик в другое помещение, где ее и расстреляли.
Через несколько минут, когда мы вышли уже во двор с Мироновым и Блохиным, к нам подошли прокурор Бочков и заместитель наркома внутренних дел СССР Кобулов. Я хорошо помню, как Блохин при мне доложил им, что приговор приведен в исполнение. Бочков тогда выругал Блохина, сделав ему строгое замечание, что он привел приговор в исполнение, не дождавшись его и Кобулова.

РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 171. Д. 465. Л. 142–151

«Лаборатория Х» Григория Майрановского

По тому же адресу примерно с 1937 (а скорее, с 1939) по 1947 год располагалась лаборатория Григория Майрановского (также известная как «Лаборатория Х», «Лаборатория 12» и «Камера»), где проводились испытания ядов на людях, приговоренных к смерти. Cотрудники лаборатории занимались разработкой и испытаниями токсических веществ и ядов, а также способов их практического применения. Если «практические исследования» Майрановский проводил непосредственно на приговоренных к смерти в камерах на Большой Лубянке, 11, то его рабочий кабинет, судя по всему, находился в здании напротив, на другом углу Варсонофьевского и Большой Лубянки, ближе к Лубянской площади. Обслуживал работу лаборатории Василий Блохин. В его обязанности входила охрана помещения, доставка арестованных и затем отправка их на кремацию. Лаборатория была организована еще в 1921 году по инициативе В. И. Ленина с целью создания токсикологических средств для умерщвления «врагов народа» и «политических убийств» и действовала при Всесоюзном институте биохимии, возглавлял ее профессор И. Казаков. После него (примерно с 1937 года, когда лаборатория стала отдельной службой ГУГБ НКВД и перешла в ее ведение) исследования продолжила группа специалистов под руководством полковника медицинской службы Григория Майрановского. При лаборатории имелась спецкамера, где доктор Майрановский и его коллеги проводили эксперименты над людьми, приговоренными к смерти. Работу принимали сотрудники секретного отдела «А» и люди из управления Павла Судоплатова. Непосредственно в Варсонофьевском лаборатория располагалась примерно до 1947 года, в 1951 году ее окончательно расформировали. По некоторым свидетельствам, до 1943 года эксперименты в Варсонофьевском прекратились, а затем возобновились вновь.