Марфинская шарашка

Адрес: г. Москва, ул. Ботаническая, д. 25

Марфинская шарашка / Спецтюрьма № 1 / № 16 МГБ / НИИ Связи — спецтюрьма, расположенная на террирории бывшего Александро-Мариинского приюта в Марфине. Заключенные специалисты трудились над изучением «звуковидов» согласно заданию МГБ, отвечающего интересам советской разведки. В настоящее время — НИИ автоматики.

С 1947 по 1950 год здесь отбывал наказание Александр Солженицын. Опыт его пребывания в шарашке стал основой для романа «В круге первом», впервые опубликованного в 1968 году в Нью-Йорке.

Марфинская шарашка (Спецтюрьма № 16 МГБ СССР). 1960-е гг.
История здания

В 1884 году в деревне Марфино, жалованной Дмитрию Пожарскому царской грамотой в 1623 году и взятой в казну по приказу Екатерины Великой в 1764 году, был построен Александро-Мариинский приют для детей сельских священников, где их учили ремеслам, здесь же готовили семинаристов. Здание из красного кирпича состояло из самого приюта с семинарией и пристроенного к нему шестигранного храма. Семинария просуществовала до революции, в 1923 году в здании организовали приют для беспризорных. Там он оставался до самой войны. В 1947 году здесь открыли спецтюрьму № 16.

Бывшая акустическая лаборатория Спецтюрьмы № 16 МГБ. 1992 г. Фото: архив общества «Мемориал»

После войны на базе шарашки зародилось оборонное предприятие — «Лаборатория № 8», где работали в том числе и пленные немецкие специалисты. Из закрытой научной лаборатории в 1952 году выросло передовое предприятие, где были выполнены важные разработки: средства связи (в том числе правительственные «вертушки»), системы управления ядерным потенциалом страны (известные всему миру «ядерные чемоданы» — их сейчас три на службе России), спутниковая и космическая связь, средства связи подводных лодок и военных истребителей. Среди специалистов, работавших в разные годы на предприятии, — авторы первых шифровальных машин (Петерсон А. П., Калачев К. Ф., Нейман И. С.), разработчики средств спецсвязи академики Котельников В. А., Минц А. Л. За все время существования предприятия 38 сотрудников института были награждены Ленинскими и Государственными премиями.

Здание в советское время

В здании Марфинской шарашки в советское время располагалась детская колония НКВД.

Из книги «Суперпрофессия» Марка Захарова:

Отец служил после фронта в охранных частях московского гарнизона, моя няня очень состарилась, мать в одиночестве тащила семейный бюджет, потому что отца после демобилизации довольно скоро выслали из Москвы как судимого по 58-й статье. Мать некоторое время вела драмкружок в Марфинской детской колонии НКВД, естественно, за грошовый заработок. Как она туда устроилась — не понимаю. Может быть, от отчаяния согласилась на что-то, о чем думать не имею права. А подумал непроизвольно и только сейчас. В здании, где она работала, располагалась некогда знаменитая «шарашка», описанная Солженицыным.

НИИ автоматики

После войны на базе шарашки зародилось оборонное предприятие — «Лаборатория № 8», где работали в том числе и пленные немецкие специалисты.

Нумерация спетюрьмы менялась. Встречается № 1, № 16. В ведении МГБ.

Из закрытой научной лаборатории в 1952 году выросло передовое предприятие, где были выполнены важные разработки: средства связи (правительственные «вертушки»), системы управления ядерным потенциалом страны (известные всему миру «ядерные чемоданы» — их сейчас три на службе России), спутниковая и космическая связь, средства связи подводных лодок и военных истребителей. Среди специалистов, работавших на предприятии, авторы первых шифровальных машин (Петерсон А. П., Калачев К. Ф., Нейман И. С.), разработчики средств спецсвязи академики Котельников В. А., Минц А. Л. За все время существования предприятия 38 сотрудников института были награждены Ленинскими и Государственными премиями.

Разработки Спецтюрьмы № 16

Звуковиды, разрешающие глухим говорить по телефону.

Индивидуальный речевой лад.

Аппарат искусственной речи. Вокодер. Переименовали из борьбы с «низкопоклонством перед Западом».

Установка «клипированная речь».

Из воспоминаний современников шарашки:

Место было пустынное. Домов вокруг не было. Из города трамвай доходил только до Останкинского дворца. Дальше надо было добираться пешком, через парк, километра полтора примерно, — вспоминает бывшая сотрудница Лаборатории № 8 Надежда Александровна.
Марфинская лаборатория, а ныне ФГУП «НИИ автоматики», занимала здание бывшей духовной семинарии, в 1930-е годы здесь располагалась детская колония МВД. 
Тут росли липы. И был двойной забор с колючей проволокой. Проходная не такая, как сейчас, — маленькая совсем, а рядом с ней небольшой домик. Говорят, когда здесь колония была, это была баня. А вокруг ничего — ни Ботанической, ни Малой Ботанической. Там, где сейчас улица Академика Королева, текла речка и впадала в Останкинский пруд. А тут только наша лаборатория и забор, забор… А на углу вышка и солдатик с ружьем.

Абакумов

Общение вольнонаемных и заключенных

военнопленные немцы

По воспоминаниям Льва Копелева:

Военнопленные немцы работали на строительстве и непосредственно в помещении шарашки, настилали полы в коридорах, оборудовали котельную, уборные, даже некоторые кабинеты. И в подвалах, и в коридорах стояли шкафы со все еще недоразобранными арзивами берлинских лабораторий «Филипс». Среди наших спецзека было тогда уже несколько немцев — инженеров и техников. Они, так же как я, переговаривались с пленными по ходу в коридоре, уславливались о встречах в подвале. Иногда мы вели с ними простейший обмен: мы давали селедку и папиросы (нам полагался спецпае: по 1-й категории — «Казбек», по 2-й — «Беломор», по 3-й — «Север»), а они где-то добывали водку, бритвенные лезвия, заграничные носки. Некоторых я знал в лицо, на их вопросы отвечал, как полагал обязательным для работника спецобъекта, блюдущего «гостайну»: мол, я — переводчик, перевожу всякую научную литературу, а что здесь делают не знаю и не понимаю.

Один из наших немцев радостно сказал мне: «А я сегодня своими глазами видел открытку с немецкой маркой. Помните, у военнопленных был бригадир, такой высокий блондин, лейтенант? В прошлом месяце его увезли с целой партией… Сказали, на родину. Никто не верил. А вчера некоторые получили открытки и письма. Лейтенант написал из Дортмунда. Просто не верится… Отсюда уехал домой, в Германию». Узнали — наперебой матерились — вот что значит «гостайна»!

Жизнь в Марфинской шарашке
Солженицын в Марфинской шарашке. Автор: С. Ивашев-Мусатов. Карандаш. 1949 г. Рисунок: архив Общества «Мемориал»

Портрет Солженицына в карандаше

Жизнь Солженицына. Документальный фильм. 1998 г. 1 серия.
Марфинская шарашка в литературе

О марфинской шарашке осталось множество свидетельств в художественной литературе, а также в текстах мемуаристского характера. Дело в том, что состав ее заключенных был очень разнообразен по набору специальностей. Разработки аппаратов искуственной речи требовали привлечения специалистов из разных областей: математиков, филологов, философов, архитекторов и других.

Роман «В круге первом».

В нем шарашка представлена как метонимия всего уклада советской жизни.

Трое из Марфинской шарашки: Лев Копелев, Александр Солженицын, Дмитрий Панин. Фото: архив общества «Мемориал»

Трое из Марфинской шарашки: Лев Копелев, Александр Солженицын, Дмитрий Панин

Лев Копелев

Название его произведения отсылает к историческому следу здания, где располагалась шарашка: Церковь иконы Божией Матери «Утоли моя печали» при Александро-Мариинском детском приюте, Москва.

Передал первую повесть Солженицына в «Новый мир».

О немецких военопленных.

О бдительности вольняг

В книге «Утоли моя печали» Копелев приводит слова Абрама Менделевича (заместителя по научной части), переданные ему одной из технических сотрудниц лаборатории (мы оставались вдвоем по вечерам в комнате, которую полагалось запирать изнутри как «особо секретную»). Инженер-майор говорил Абрам Менделевич о бдительности на общем партийном собрании вольняг и на летучках партгруппы:

Среди нашего спецконтингента большинство — враги народа. Есть, конечно, и такие, кто более или менее искренне раскаивается в совершенных преступлениях. Но об этом будут судить компетентеные органы, а мы все должны за ними наблюдать, чтобы, если спросят, дать необходимые сведения. Есть и злобные, неразоружившиеся краши, такие, кто почти не скрывает ненависти к Советской власти. За ними нужен глаз да глаз. Пока они добросовестно работают, приносят пользу, им будут создавать условия, некоторых материально поощрять, а тех, кто помоложе, кто не закаменел, может быть, даже перевоспитывать… Самые опасные, самые коварные враги — это двурушники, не разоружившиеся и не раскаявшиеся. Такие, как Копелев. Эти все еще в масках, все еще скрывают подлинное нутро, притворяются советскими патриотами, даже идейными коммунистами… С ними требуется удвоенная, утроенная бдительность. Нельзя верить ни одному их слову. Решительно избегать любых разговоров, не имеющих отношения к работе. Конечно, нужно учиться всему, что они умеют, использовать их знания. И поэтому не следует создавать конфликтных отношений, грубить, говорить резкости… Но о каждой попытке сближения немедленно докладывать, а самим уклоняться вежливо, но категорично…

«В круге первом». Экранизация

В 2006 году на экраны вышел телевизионный фильм режиссера Глеба Панфилова «В круге первом», сценарий для которого написал Александр Солженицын.

История картины началась в сентябре 2002 года, когда кинокомпания «Вера» приобрела у Солженицына права на экранизацию романа как для телевидения, так и для кинопроката. В марте 2004 года права телевизионной экранизации были уступлены телеканалу «Россия».

Съемки фильма стартовали в декабре 2004 года и продлились шесть месяцев. В рамках съемочного периода группой были совершены две экспедиции. Одна — в дальнее Подмосковье. Там были сняты экстерьеры «шарашки» — спецтюрьмы, где проходит большая часть действия романа. Вторая экспедиция была совершена на Валдай, где находилась точная копия «ближней дачи» Сталина. В павильонах Мосфильма были построены две масштабные декорации — «шарашки» и «Лубянской тюрьмы». Летние натурные съемки проходили в Звенигороде, зимние — в Москве.

«В круге первом». Постер телесериала. 2006 г.

«В круге первом». Постер телесериала

Многосерийный телефильм «В круге первом» — редкий случай, когда в создании экранизации самое деятельное участие принимает автор романа, ставшего литературной основой. Сценарий написан А. И. Солженицыным. Ему же принадлежит и закадровый голос, звучащий на протяжении всего телефильма. Кроме того, именно Солженицын предложил актера — Евгения Миронова — на роль заключенного Глеба Нержина, сознательно обрекающего себя на круги гулаговского ада, который в романе является прототипом самого автора.

Музыка к фильму «В круге первом»

Использована эстрандная музыка послевоенных лет, где лейтмотивом выступают восхищение Родиной (с начавшим фигурировать именем Россия), признания в любви Сталину и акцент на то, что нам любой враг нипочем.

Серия 1. Россия («Где найдешь страну на свете краше Родины моей?»). Музыка А. Новикова, слова С. Алымова. Исп. С. Лемешев. 1947 год.

…Россия вольная, страна прекрасная,
Советский край — моя земля.

Где найдешь людей могучей
В ратном деле и труде?
Разогнали злые вражьи тучи
Победили мы везде…

«Не слышно шуму городского». Ансамбль им. Александрова

Серия 2. Песня о столице («Стоит наш Союз, как утес величавый»). Музыка братьев Дмитрия и Даниила Покрасс, слова В. Лебедева-Кумача.

Серия 3. Не скосить нас саблей острой («Было много охотников разных»). Музыка братьев Покрасс, слова В. Лебедева-Кумача (послевоенная версия, с упоминанием фашистов). Версия 1936 года — из фильма про казака Голоту.

Серия 4. Наша детская железнодорожная («По счастливой магистрали»). Музыка И. Дунаевского, слова Я. Шварцмана (1937).

Серия 5. Колхозная песня о Москве («От колхозного вольного края свой привет мы тебе принесли»). Музыка Ф. Маслова, слова В. Гусева.

Серия 6. Краснофлотский марш («Вкруг советской земли океаны легли»). Музыка М. Блантера, слова В. Лебедева-Кумача. 1937 год. Исполняет ансамбль песни и пляски Московского военного округа под управлением В. П. Побединского. Солист И. Кулешов. Исполнение 1941 года.

Серия 7. Наш тост («Если на празднике с нами встречаются»). Музыка И. Любана, слова М. Косенко и А. Тарковского. 1942 год.

Серия 8. Песня о Сталине («На просторах Родины чудесной»). Музыка М. Блантера, слова А. Суркова. 1937 год.

Серия 9. Вставай, патриот («Вставай, патриот, на защиту страны, наше грозное время не ждет»). Музыка З. Дунаевского, слова В. Лебедева-Кумача. 1941. Исполняет ансамбль песни и пляски НКВД СССР под управлением З. Дунаевского.

«Шарашка». Театральная постановка

Спектакль «Шарашка» в Театре на Таганке. Режиссер Юрий Любимов.

Подборка материалов о поставленном спектакле на сайте театра.

Иллюстрация афиши спектакля Ю. Лутохиной

Иллюстрация афиши спектакля Ю. Лутохиной

Спектакль «Шарашка» по роману Александра Солженицына. Реж. Юрий Любимов. 2001 г.