Квартира сестры Шаламова, место прописки в 1926–1929 годах

Адрес: г. Москва, ул. Садово-Кудринская, д. 19, кв. 14

Дом Галины Шаламовой

Дом Галины Шаламовой. Фото: PastVu

Из Кунцева

После завершения работы на заводе Шаламов переселяется из Сетуни в центр Москвы — к сестре Галине на Садово-Кудринскую улицу.

Все мои решения, мой план жизни был выработан мною самим без единого советчика во время движения поезда Кунцево — Москва. Я понимал, что опаздываю, что завод не дает мне ничего, кроме физической усталости, что пропуск, разрыв между образованием становится все больше, все меньше надежд на исправление.
Надо было еще помнить, что само по себе среднее образование, полученное в Вологде, да еще во время Гражданской войны, дальтон-плана и посылок АРА (Американская администрация помощи. — Прим. ред.) — не настоящее образование.
Я с трепетом как-то заглянул в алгебру Киселева. Бином Ньютона, теория множеств вызвали у меня холодный пот на спине. Тем не менее идти назад было поздно, решение принято. Мне надо было бросить завод, изменить жизнь резко, добраться до книг — старых моих друзей.
В январе 1926 года я бросил завод, получил на руки около 200 рублей и перешел в Москву к старшей сестре, где и прописался на Садовой-Кудринской, Нужна была только крыша, но именно московская крыша. Тогда не было паспортов, и профсоюзный билет был документом, заменяющим все другие удостоверения личности. По профсоюзному билету меня и прописывали. Но у сестры можно было спать, но ведь не сидеть до утра, тем более что она жила с мужем неладно.

Варлам Шаламов. Курсы подготовки в вуз

Из Вишеры

Вскоре сестра — Галина Тихоновна Сорохтина — развелась с мужем и уехала в Сухуми. После первого срока, проведенного в Вишерских лагерях, Шаламов на несколько дней вернулся в 1932 году в бывшую комнату сестры.

К этому времени я прописался на Садово-Кудринской, где жил и раньше, до путешествия на Вишеру. Прописывали тогда по профсоюзному билету, по любому удостоверению личности. И в комнате этой жили когда-то моя сестра и я, и бывший муж сестры, с которым она развелась и уехала в Сухум. Узнав, что я живу в этой комнате, бывший муж сестры, на чье имя была эта комната, сам он жил где-то за городом и в Москве не бывал месяцами, сейчас же выписал меня, не сообщая ни мне, ни сестре.
Тех нескольких дней прописки оказалось достаточно, чтобы я получил вызов в центральный уголовный розыск. Я взял все документы — профбилет, удостоверение с места работы, прописку, справку из лагеря об освобождении, военный билет — и явился на Петровку.
Проверка была недолгой, возвратив документы, товарищ Ерофеев подписал мне пропуск на выход.
— А в чем дело?
— Да ни в чем, просто проверяем всех, кто раньше сидел.

Варлам Шаламов. Москва 30-х годов

Со своей сестрой Шаламов виделся и после возвращения с Колымы, даже дважды ездил к ней в Сухуми. Галина осталась единственным членом семьи, дожившим до возвращения Варлама с Колымы.

Сергей Соловьев