Курсы подготовки в вуз

Адрес: г. Москва, Никитский бульвар, д. 7а

Трехмесячные курсы подготовки в вуз, где Шаламов учился перед МГУ и познакомился с одним из ближайших друзей в те годы.

Усадьба в 1971–1972 годах

Усадьба в 1971–1972 годах. Фото: PastVu

Усадьба графа Александра Толстого, в которой провел последние годы жизни и скончался Гоголь, после революции служила как жилым домом, так и местом пребывания разных учреждений, одним из которых были курсы подготовки в вуз. Шаламов так описывал свое обучение на этих курсах:

Средняя школа в ее гуманитарной части научила меня задавать жизни вопросы. Но математическая часть, физическая содержит не вопросы, а ответы, точные ответы, которые надо знать наизусть, ни с чем не сравнивая, ничем не заменяя. Зубрежка могла спасти только в медицине. Я вырос без зубрежки, вопреки зубрежке, в борьбе с зубрежкой, и впервые ощутил, как слаб, шаток, ничтожен тот фундамент, на котором я стою.
<…> План действий был быстро составлен. Необходимо было как-то не повторить, а выучить школьную программу в рекордно короткий срок. Выходом явились курсы подготовки в вуз, открытые тогда повсеместно. Для меня эти курсы явились спасением, я нашел ту форму обучения, которая давала надежды на успех.
Наши курсы помещались на Никитском бульваре, в том доме, где умер Гоголь. Это были курсы платные, трехмесячные, и плата была большая, что-то рублей семь в месяц. Платить нужно было вперед. Курсы были халтурным предприятием, но вели их московские учителя, применяясь к самым новейшим требованиям. Каждому по окончании выдавалась бумажка с печатью об окончании курсов, и эта бумажка играла свою роль тогда — бумага эта говорила, что ее владелец хочет учиться, а не просто командирован, и не бросит учебы.

Вид усадьбы в начале ХХ века

Вид усадьбы в начале ХХ века. Фото: PastVu

<…> По физике, по математике я подогнал НАСТОЛЬКО основательно, что осенью того же года на экзамене в МГУ получил вуд (весьма удовлетворительно — высшая оценка по действовавшей в 1920-е годы трехбальной системе) по математике вместе с лестным вопросом, почему я не иду на физмат при столь ярко выраженных математических способностях.

Сергей Соловьев