Конъюнктурный институт Финансово-экономического бюро Наркомфина

Адрес: г. Москва, ул. Ильинка, д. 9

Конъюнктурный институт был организован в 1920 году. Первоначально он функционировал как научное подразделение при Петровской сельскохозяйственной академии (в начале своего существования он, как и академия, вероятно, находился в селе Петровско-Разумовском, однако точного подтверждения этому нет). Со дня основания института им заведовал выдающийся экономист Н. Д. Кондратьев. В январе 1923 года институт был переведен в ведение Наркомфина СССР. В годы нэпа институт был одним из ведущих центров экономической мысли. В 1927–28 годах вместе со сворачиванием нэпа в институте начались серьезные проблемы: директор Кондратьев был смещен со своего поста, а впоследствии арестован, как и многие его коллеги. В 1928 году институт был передан в ведение Центрального статистического управления, а в 1930 году ликвидирован.

 
Улица Куйбышева (Ильинка). 1976–78 гг. Фото: PastVu​

Улица Куйбышева (Ильинка). 1976–78 гг. Фото: PastVu​

структура института

В 20-е годы Конъюнктурный институт был одним из крупнейших в стране центров по изучению советского и мирового хозяйства. Его основатель Н. Д. Кондратьев был основоположником теории «больших циклов» в экономике и основателем собственной научной школы.

В стенах института работали многие выдающиеся экономисты: А. Л. Вайнштейн, Я. П. Герчук, Л. М. Ковальская, А. А. Конюс, И. Н. Леонтьев, Д. И. Опарин и другие. Институт подразделялся на 6 секций: индексов и цен; сельскохозяйственного рынка; конъюнктуры промышленности, торговли, труда и транспорта; денежного обращения, кредита и финансов; мирового хозяйства; методологии изучения конъюнктуры.

Институт располагался в здании Наркомфина СССР по адресу: Ильинка, 9, в бывшем здании Петербургского международного коммерческого банка, построенного в 1910–11 годах архитектором А. Э. Эрихсоном.

Н. Д. Кондратьев среди сотрудников Конъюнктурного института. Во втором ряду сидят слева направо: Смирницкий, Вайнштейн, Ковальская, Кондратьев, Леонтьев, Четвериков, Райков, Игнатьев. 1927 г. Фото: kondratieff.nw.ru, РГАЭ. Фонд 769. Оп. 1. Ед. хр. № 47

Н. Д. Кондратьев среди сотрудников Конъюнктурного института. Во втором ряду сидят слева направо: Смирницкий, Вайнштейн, Ковальская, Кондратьев, Леонтьев, Четвериков, Райков, Игнатьев. 1927 г. Фото: kondratieff.nw.ru

годы относительного благополучия

В годы нэпа положение института было достаточно устойчивым. Так, в 1926 году Н. Д. Кондратьев начал переговоры о возвращении на родину ученого-статистика А. А. Чупрова, который эмигрировал вскоре после революции. Сотрудник института  Н. С. Четвериков  писал Чупрову:

…Николай Дмитриевич Кондратьев… поставил мне вопрос о возможности Вашего возвращения в Москву; Конъюнктурный институт сейчас стоит прочно, несмотря на некоторую конкуренцию со стороны госплановского Конъюнктурного совета; условия работы в нем сейчас приемлемы вполне, никакого малейшего насилия над исследовательской совестью нет. Опубликование результатов также возможно, как Вы в этом убедитесь, когда получите первый номер «Вопросов конъюнктуры»… Вопрос о ежегодном выезде за границу можно будет, вероятно, поставить как основное условие.
Несомненно, в институте вы найдете штат сотрудников, каких вряд ли сможет выставить какое-либо второе учреждение в России; сотрудников, которые от всей души работают над самыми мучительными подчас заданиями. Самые задачи на Ваше полное усмотрение: любое экономико-статистическое исследование найдет свое место в системе работ института, да и центральная его задача — изучение взаимной связи хозяйственных показателей — так безбрежно широка… Само собой разумеется, что вся техническая работа по налаживанию вычислений Вас не коснется, свободная преподавательская работа возможна вполне… Минусы: всегда все у нас «под ударом», нет ничего незыблемого, нет таких установлений, таких штатов, таких планов, которых существование не подлежало бы ведению стохастики. Но повторяю, что относительно положение Конъюнктурного института и лично Н. Д. Кондратьева весьма устойчиво.…

Но в это же время Четвериков оговаривался:

Не скрою, что, по мнению весьма сведущего лица, мнением которого Вы имеете все основания дорожить, «лучше, если возможно, подождать еще хоть год».

Цит. по: Комлев С. Л. Конъюнктурный институт

Поворот к плановой экономике и репрессии против сотрудников

Как пишет С. Л. Комлев, «в судьбе Конъюнктурного института и сформировавшейся вокруг него школы советских ученых отразился весь драматизм эпохи 20-х гг. Решая сложнейшие проблемы строительства социалистического хозяйства, школа Н. Д. Кондратьева поставила на службу этому строительству лучшие достижения мировой науки. Закономерно, что эта школа первой выступила против иллюзии вседозволенности в экономике, дала развернутую критику волюнтаризму в планировании и зарождающейся административно-командной системе. Закономерно и то, что она одна из первых испытала на себе удары этой системы» (Комлев С. Л. Конъюнктурный институт).

В середине 1927 года вышла статья Г. Е. Зиновьева, опубликованная в 13-м номере журнала «Большевик» — «Манифест кулацкой партии». В этой статье Кондратьев изображался как лидер некой партии, получившей «реальное политическое влияние в некоторых важнейших наших государственных органах». Предложения Кондратьева по исправлению допущенных крайностей экономической политики, призывавшие, по существу, вернуться к нэпу, были квалифицированы как программа «реставрации капитализма». Хотя в примечании к статье даже сама редакция «Большевика» оговаривала, что существование кулацкой партии является преувеличением автора, последствия этой публикации были весьма ощутимыми. В апреле 1928 года Н. Д. Кондратьев был смещен с поста директора института и переведен на должность консультанта, а некоторое время спустя и вовсе уволен из Наркомфина. Первым среди сотрудников института был арестован С. Ш. Меклер. Его обвинили в шпионаже и сослали в Соловецкий лагерь особого назначения.

Н. Д. Кондратьев c дочерью Еленой. 1926 г. Фото: РГАЭ. Ф. 769. Оп. 1, ед. хр. № 52, kondratieff.nw.ru

Н. Д. Кондратьев c дочерью Еленой. 1926 г. Фото: РГАЭ. Ф. 769. Оп. 1, ед. хр. № 52, kondratieff.nw.ru

8 мая 1928 года решением СНК СССР институт был определён к передаче в ведение Центрального статистического управления (ЦСУ). Кондратьев и его коллеги пытались противостоять этому решению, считая, что деятельность института станет невозможной вне Наркомфина.

Н. Д. Кондратьев был арестован позднее, в 1930 году, по делу «Трудовой крестьянской партии» (он был назван руководителем этой несуществовавшей организации) и приговорен к 8 годам лагеря. По этому же делу был арестован другой выдающийся экономист, А. В. Чаянов. По мнению НКВД, партия Кондратьева и Чаянова «готовила кулацкие восстания». На Кондратьева и его коллег на этом процессе была, таким образом, возложена ответственность за провалы советского государства в экономике, от которых они же и пытались предостеречь. После ареста Кондратьева в 1930 году были приговорены к высылке или заключению в лагерь сроком от 2 до 4 лет бывшие сотрудники Конъюнктурного института Н. С. Четвериков, И. Н. Леонтьев, Я. П. Герчук, А. Л. Вайнштейн, В. А. Ревякин, Г. С. Кустарев, В. Э. Шпринк, Н. И. Жиркович и И. Н. Озеров.

1930-е

В конце 1920-х годов понятие «школа Кондратьева» получило широкое хождение и служило для обозначения «классово чуждой» линии в деле индустриализации и коллективизации. Сюда подпадали агрономы с дореволюционным стажем, земские статистики, инженеры из «бывших». Большинство оставшихся на свободе бывших сотрудников института были, так или иначе, вынуждены оставить прежнюю сферу деятельности: с одной стороны, из-за их опыта работы с опальным Кондратьевым, а с другой — в связи с исчезновением самого предмета их исследований — свободного рынка и ценообразования.

В разоблачениях «ненаучного» характера формул и индексов Конъюнктурного института участвовали и некоторые бывшие его сотрудники. Но в то же время А. А. Конюс, бывший сотрудник Конъюнктурного института, который по случайности не был арестован, в 1933 году опубликовал статью в защиту деятельности института (Конюс А. А. Экономическая конъюнктура // Энциклопедический словарь «Гранат». 1933. Т. 51).

Улица Куйбышева (Ильинка) в 1970-73 гг. Фото:  PastVu

Улица Куйбышева (Ильинка) в 1970–73 гг. Фото: PastVu

В годы Большого террора (в 1937–1938 годах) Н. Д. Кондратьев, А. А. Карпов, И. О. Дик были расстреляны. В. Э. Шпринку смертная казнь была заменена 25-летним заключением. Во второй раз к заключению в лагерь был приговорен Н. С. Четвериков. В начале 1941 году исчезла (предположительно, была арестована) Л. М. Ковальская.

В 1992 году в ознаменования столетия со дня рождения экономиста был создан Международный фонд Н. Д. Кондратьева. А в 2013 году был поставлен фильм-спектакль по сохранившимся тетрадям Кондратьева (письма к дочери) (Wikipedia).

Ольга Лебедева