Комната Н. Кастальской — нелегальные ночевки в Москве

Адрес: г. Москва, Средний Кисловский пер., д. 4, стр. 2

В этой квартире в доме рядом с консерваторией, известном как Дом синодальных композиторов, Шаламов не раз ночевал в 1953–1955 годах.

Дом синодальных композиторов

Дом синодальных композиторов. Фото: moskva.kotoroy.net 

Квартирный вопрос

Наталья Александровна Кастальская была дочерью композитора и директора Московской консерватории А. Д. Кастальского, в молодые годы была известной танцовщицей. 

Жила она в бывшей квартире своего отца при консерватории, в отгороженной половине его кабинета, длинной и не очень светлой. В вестибюле этой огромной квартиры сохранился большой мраморный камин.

Арбатский архив

А. Ф. Софронова. Портрет Н. А. Кастальской. 1950-е гг.

А. Ф. Софронова. Портрет Н. А. Кастальской. Фото: avanage.ru

После возвращения с Колымы в ноябре 1953 года Шаламов в соответствии с условием освобождения не мог жить в крупных городах — только за 101-м километром. Но в Москве была дождавшаяся его семья, ждало страстно желаемое общение с Борисом Пастернаком, восстановление дружеских и литературных связей, утерянных за 17 лет Севвостлага. У жены Шаламов ночевать не мог — за этим строго следил его шурин, Борис Игнатьевич Гудзь, который не стеснялся звонить в милицию, если считал, что где-то в квартире в Чистом переулке прячется неведомо как освобожденный «троцкист».

Поэтому после возвращения Шаламов иногда нелегально ночует в Москве (при постоянном месте жительства в Клинском районе — в поселке Туркмен). На сегодня известно два таких места — комната Натальи Александровны Кастальской и в квартире Софьи Сергеевны Балавинской-Поповой на Зубовском бульваре.

Варлам Шаламов о нелегальных поездках в Москву

На Ярославском вокзале в ноябре 1953 года я встретился с женой и установил: мой паспорт колымский с 35-й статьей, то есть проживание в поселках не свыше 10 тысяч человек, вовсе не обязывает проживать в Средней Азии. Можно и в Клину или в Калининской области, скажем в Конакове.
Ночевать мы приехали на квартиру к какой-то реабилитированной партийке с дореволюционным стажем, которая уже возвратилась и ей дали квартиру на Песчаной. Номер дома и фамилию партийки не помню. За столом было много народу, и хозяйка провозгласила тост за мое здоровье, сказав, что рада моему возвращению в Москву, что она надеется, что я докажу государству свою революционную преданность, что она вспоминает, как она, когда была лагерницей, не щадя себя, работала в портняжной мастерской на помощь фронту.
Я сказал, что у меня другие мысли об обязанностях гражданских и что ночевать в доме таких лагерных работяг не буду.
Пришлось экстренно менять квартиру. Куда? Наталья Александровна Кастальская, дочь бывшего директора консерватории композитора Кастальского, предложила свою комнату в консерватории. Там мы и ночевали. Там только невероятный сор, пыль, которая не убиралась несколько месяцев, если не годы. И узкий ход к дивану среди стопок книг.

Варлам Шаламов. 1953–1956

Сергей Соловьев