Ивановский концлагерь

Адрес: г. Москва, Малый Ивановский пер., д. 2 (Ивановский пер., д. 2)

Ивановский лагерь (не позднее 1923 года переименован в Ивановский исправдом) располагался в Ивановском монастыре. Впоследствии здесь же располагался ЭКСПОГИ — Институт изучения преступника и преступности. Часть монастырских зданий так и не была возвращена РПЦ и по-прежнему принадлежит МВД.

Ивановский концлагерь. Фото: архив общества «Мемориал»

Ивановский концлагерь

Концлагерь в монастыре

Ивановский лагерь был создан при монастыре в 1919 году (Головкова Л. Картина репрессий в послереволюционной Москве), а, скорее всего, еще раньше — в 1918 году. Сейчас на этой территории расположен Иоанно-Предтеченский женский монастырь.

Уже в 1918 году Ивановская обитель была закрыта и превращена в концлагерь — «Ивановский исправдом на Солянке», где в 20-е годы одновременно бывало до четырехсот заключенных. Собор Усекновения главы св. Иоанна Предтечи и Елизаветинская церковь продолжали действовать как приходские, при них проживали около 110 насельниц. <…> В сентябре — октябре 1926 года оставшиеся монахини были выселены, в декабре того же года собор Усекновения главы св. Иоанна Предтечи был закрыт и передан Губернскому архивному бюро для размещения архивных материалов. Елизаветинская церковь в 1927 году перешла в распоряжение преобразованного в ЭКСПОГИ Ивановского исправдома под организацию красного уголка. После окончательного закрытия храмов священники и последние сестры с игуменьей Епифанией были изгнаны из обители.

Первушин Г. Московский Ивановский женский общежительный второ-классный монастырь...

В концлагере содержались первоначально «осужденные до конца Гражданской войны и долгосрочные» (ГАРФ. Ф. Р4042. Оп. 1а. Д. 6. Л. 2). В 1920 году концлагерь уже называется в документах лагерем особого назначения (ГАРФ. Ф. Р4042. Оп. 1а. Д. 1б. Л. 49).

Ивановский был в числе лагерей, подведомственных Главному управлению принудработ при НКВД (с 1923 года на госснабжении Главного управления мест заключения).

Перевод концлагеря на госснабжение и превращение его в исправтруддом объясняется в документах следующим образом: «Ивановский лагерь, переименованный в исправдом как место заключения легкого переходного типа, единственное на всю республику и предназначенное быть показательным — образцовым принять на госснабжение» (ГАРФ. Ф. Р4042. Оп. 2. Д. 26).

В 1923 году на госснабжении в Ивановском исправдоме находилось 860 заключенных (ГАРФ. Ф. Р4042. Оп. 3. Д. 49).

Исследователь Л.А. Головкова пишет:

Ивановский лагерь был мужским, рассчитан на 243 места. Но до 1923 г. в нем имелось небольшое женское отделение. Как ни странно, на территории лагеря в течение некоторого времени продолжали действовать Елисаветинская, бывшая больничная церковь и часовня, в которые можно было попасть с улицы; пользуясь этим, узники, несмотря на свирепую охрану, иногда совершали побеги. Чтобы понять, во что был превращен недавно цветущий монастырь, можно привести фрагменты из отчета комиссии по осмотру концлагеря. Лето 1923 г.: «Караульня у входа ветхая, потолок грозит обвалом… Кухня на первом этаже требует ремонта, небезопасна, также небезопасна и пекарня. Мойки для посуды нет. Камеры расположены по коридорной системе, сильно загрязнены и требуют срочного ремонта. Кровати (железные и деревянные) почти все неисправны, некоторые спят на досках. Столов и табуретов совсем мало, шкафчиков нет. Одежда развешана по стенам, еда и пр. в узлах и корзинах. Водопровод и клозеты неисправны, электрическое освещение — в неисправности. Баня ветхая, требует ремонта. Рядом прачечная (полуразрушена), стоки грязной воды стоят во дворе. Имеется женское отделение, но его двор не изолирован от мужского прогулочного двора» (ГАРФ. Ф. Р4042. Оп. 2. Д. 13).
Заключенные Ивановского лагеря были заняты изготовлением ящиков, работали в портняжной, сапожной и столярной мастерских; действовала типография (по-видимому доставшаяся спецучреждению от монастыря). В заключении отчета говорится о «грубом и непристойном обращении» с заключенными женщинами. Вообще же отношение к заключенным, как мягко сказано в отчете, «граничит с насилием». Вот один пример: «Перевозка мусора производилась телегой, в которую за неимением лошади, впрягли заключенных, на лошади же в это время разъезжала жена начальника лагеря. Двор был усеян битым стеклом, заключенные из-за отсутствия обуви работали босиком. Только после отказа работать босиком им выдали лапти. А заключенные, предъявившие требования, после работы были избиты и посажены в карцер.

Головкова Л. Картина репрессий в послереволюционной Москве

После 1923-го, но не позднее 1927 года Ивановский исправдом стал называться Московским исправдомом. При нем находились больница и санитарная часть (Вся Москва. 1927). Об одном из санитаров пишет в своем рапорте врач-инспектор Таубэ:

За последнее время замечены случаи проноса на территорию колонии санитарами больницы спиртных напитков, а также появления их в нетрезвом виде. Сегодня был задержан с бутылкой «русской горькой» санитар Серов.

ГАРФ. Ф. Р4042. Оп. 10. Д. 4. Л. 54

18 декабря 1924 года «в связи с новой классификацией мест заключения Ивановский переименовывается в московскую Фабрично-трудовую колонию для заключенных с переходным исправительно-трудовым отделением» (ГАРФ. Ф. Р4042. Оп. 2. Д. 79. Л. 16). Можно предположить, что исправительно-трудовое отделение иногда называли исправдомом или слова «колония» и «исправдом» в то время были взаимозаменяемыми обозначениями места заключения в Ивановском монастыре.

До 23 февраля 1924 года к Ивановскому исправдому относилась сельхозколония «Воскресенское-Троицкое» (ГАРФ. Ф. Р4042. Оп. 2. Д. 101. Л. 10).

В 1925 году это уже не лагерь и не исправдом: в Ивановском монастыре находится Фабрично-трудовая колония с переходным исправительно-трудовым отделением (ГАРФ. Ф. Р4042. Оп. 10. Д. 18. Л. 19), а в документе 1930 года на территории Ивановского монастыря обозначена не просто колония, а управление 1-го отделения фабрично-трудовой колонии «Комбинат» (ГАРФ. Ф. Р4042. Оп. 8. Д. 705, Л. 39).

«Вся Москва», 1927

«Вся Москва», 1927

Внутри концлагеря

В монастырских стенах лагеря по состоянию на июнь 1922 года располагались типография, переплетная мастерская и зал на 250 человек (ГАРФ. Ф. Р4042. Оп. 4. Д. 34. Л. 18). Среди работ, выполняемых в лагере, упоминается, в частности, печать карточек для «личного состава» тех же лагерей (ГАРФ. Ф. Р4042. Оп. 1а. Д. 39. Л. 146).

Врач-инспектор Таубэ после осмотра колонии 5 мая 1925 года пишет рапорт в ГУМЗ:

<…> В день обследования числилось налицо 134 чел. <…>
Мастерские:
1. Гуталиновая <…>
2. Сапожная <…>
3. Кузнечная <…>
4. Переплетная <…>
5. Типография <…>
6. Ящичная <…>
7. Столярная <…>
Корпус, в котором помещаются заключенные, состоит из 5 коридоров <…>
В номерах содержится от 2–5 заключенных, в зависимости от размера камеры. На всех кроватях чистое постельное белье, одеяла имеются у всех.
В 3-м этаже помещается лавка <…>
В одной из камер — № 42 — помещается парикмахерская <…>

ГАРФ. Ф. Р4042. Оп. 10. Д. 18. Л. 19

В контингенте лагеря есть военнопленные, «долгосрочные» заключенные и осужденные «до конца Гражданской войны» (ГАРФ. Ф. Р4042. Оп. 1а. Д. 32. Л. 233). Основную часть иностранных заключенных составляли поляки, однако были и литовцы, британцы, сербы, греки и венгры (ГАРФ. Ф. Р4042. Оп. 1а. Д. 39. Л. 553).

Комендантом лагеря в том же июне 1922 года указан человек по фамилии Мартынов (ГАРФ. Ф. Р4042. Оп. 1а. Д. 39. Л. 225–226).

ЭКСПОГИ

Приказом от 13 октября 1926 года Московский (Ивановский) исправдом был реорганизован в ЭКСПОГИПП — Экспериментально-пенинтенциарное отделение Государственного института по изучению преступника и преступности (ЭКСПОГИ или ЭКСПОГИПП) (ГАРФ. Ф. Р4042. Оп. 2. Д. 284. Л. 36).
Во втором корпусе, наряду с «квартирой Маховского», были коридоры, кухни, чердаки, лестницы (планировалось сделать каменные взамен деревянных); помещение собирались переоборудовать под прачечную и дезинфекционную камеру с постановкой машин. В корпусе № 3 с голландскими печами размещалась канцелярия.
Из сметы расходов на 1927–28 год очевидно, что институт был не только местом теоретических исследований, но и местом заключения. Он имел в своем распоряжении 65 общих камер (а также 5 коридоров, 4 лестницы, 5 уборных и 11 дворов, контору, кухню, баню, привратную, учебно-воспитательную часть, киноаппаратную, конюшню, склад, караульное помещение и проч.) (ГАРФ. Ф. Р393. Оп. 76. Д. 33. Л. 1–13).

О деятельности института известно не слишком много. Сотрудники ЭКСПОГИ проводили специальные опросы заключенных в разных тюрьмах и анкетирование по определенным образцам, заполняли рабочие карточки.

Из переписки ГУМЗ с ЭКСПОГИ при НКВД РСФСР и с губернскими инспекциями мест заключения о мероприятиях по изучению личности заключенных мы можем узнать некоторые подробности того, как именно проводились исследования в этом институте.

Опросы рекомендовали проводить в виде «непринужденной беседы, пользуяся для этого каким-нибуль поводом, например, случайно возникшим с заключенным разговором, и делать во время беседы лишь краткие заметки, занося главные даты и факты, с тем чтобы после воспроизвести полностью существенное содержание рассказов». Цели и задачи формулировались ясно и четко:

А). Задачи:
— выработка методов обучения и культпросветработы соотв. специфическим условиям;
— изучение постановки производственных работ и оценка ее с точки зрения общих психотехнических принципов и с т. з. соответствия специальным условиям ИСТД;
— организация наблюдения за заключенными;
— изучение личности заключенного в целях выработки надлежащих мер воспитательного воздействия и целесообразного определения мер административного воздействия;
— собирание и обработка материалов для научного разрешения общих вопросов, касающихся социально-психических условий преступления и постановки исправтруддела.

Б). Производственный план:
Наблюдения над личностью заключенных охватывают
— изучение дела;
— выяснение социальной среды и условий развития и жизни заключенного, его прошлой жизни и деятельности;
— экспериментально психологическое исследование личности заключенного;
— наблюдение за поведением и работой заключенного в исправтруддоме.

Работа по пунктам — задача лица, работающего в психлаборатории — психолога, а материалы собираются воспитателями при их работе в школе и камерах:

— все материалы объединяются в лаборатории;
— выводы, касающиеся отдельных заключенных, сообщаются воспитателям; <…>
— работа по исследованию уровня умственного развития заключенного… проследить связь между состоянием умственных способностей и преступностью.

Выполнены работы:
— выработана схема для наблюдений — обследованы лица, совершившие правонарушения против личности, не связ. с антисоциальными стремлениями (около 50 чел.)
<…>
— коллективные эксперименты по определению умственного развития и состояния заключенных (100 чел.);
— начато обследование другой категории: грабителей и бандитов (ок. 10 чел.);
— обследование по заявкам воспитателей (5 чел.).

ГАРФ. Ф. Р4042. Оп. 4. Д. 136. Л. 4–6

Таблица выводов о каждом обследуемом заключенном должна была выглядеть примерно так:

Таблица выводов изучения личностей (первоначальное обследование) (образец)
ФИО: Иванов Александр Иванович, ст. 180-б.
Соц. происхождение: сын сапожника, из рабочих.
Воспитание: до 8 лет у родителей, с 8 до 11 в приюте в Мск, с 11 до 15 беспризорный.
Темперамент (реакция организма): медленный, способный, добродушный, но в то же время проявляется и упрямство.
Умственное развитие: по своему возрасту развит слабо, читает мало, но рассуждает правильно.
Эмоции (низшие чувства и высшие чувства): чувства органически развиты. Все время находился под дурным влиянием. Высших чувств и интересов не обнаруживает.
Аффективность: сила аффектов — слабая, настроение ровное и часто безразлично-равнодушное.
Волевые процессы: слабые, вялость в действиях и поступках, идейных стремлений нет.
Наклонности (влечения): долгая беспризорная жизнь сложила привычки к бродяжничеству и воровству.
Его преступное прошлое: во время своего бродяжничества не все время крал, несомненно, он работал — как физически здоровый, тем не менее имел связь с ворами, но «не органическую», а лишь случайную.
Отношение к преступной среде в настоящем: связь с преступной средой ничтожная, легко можно вырвать.
Характер последнего преступления: кража зеркала и вещей.
Причины преступления: 1) беспризорность; 2) голод; 3)материальная нужда. В последнее время уже завязывалась связь с преступным миром и толкался другими на преступления.
Меры исправительно-трудового воздействия: 1) повысить его образование в школе; 2) воспитать в нем социальные чувства и любовь к труду. В образовательном и воспитательном отношении представляет легкий материал. Мальчик добродушный, доверчивый, физически здоров — к труду способен. Поэтому предоставление ему труда и мат. обеспечения — путь к его исправлению.
Обследовал А. Горбатов

ГАРФ. Ф. Р4042. Оп. 4. Д. 136. Л. 15

В 1926 году в ЭКСПОГИ планировали создать музей «исправдела» и просили ГУМЗ о помощи в приобретении экспонатов:

Просьба от Института изучения преступника и преступности НКВД к начальнику ГУМЗ о содействии в получении вещей бывшей старой царской тюрьмы, сохранившихся в Моск МЗ, как-то: кандалов ручных и ножных, подкандальников, комплектов тюремной одежды и пр.
Член совета института Мих. Гернет
7 сент 1926 г.

ГАРФ. Ф. Р4042. Оп. 4. Д. 136. Л. 25–26

ГУМЗ распорядился в ответ на просьбу отобрать для музея ЭКСПОГИ ручные и ножные кандалы, подкандальники, комплекты старой одежды — бушлаты, бескозырки, штаны и рубахи.

Кроме экспонатов «царской эпохи», в ЭКСПОГИ собирали стенгазеты из мест заключения, программы вечеров, альбомы татуировок, сборники арестантских песен и различные предметы, конфискованные у заключенных. Судьба музея и его экспонатов неизвестна (ГАРФ. Ф. Р4042. Оп. 4. Д. 136. Л. 55–64).

Судя по воспоминаниям Давида Арманда, попадание в ЭКСПОГИ не считалось среди заключенных послаблением режима, напротив, скорее всего, туда посылали заключенных именно в воспитательных целях:

…Но трудно бывает отличить настоящих психов от симулянтов. Бывает, какой-нибудь запсихует, его волокут в карцер. В карцере он всякие штуки выделывает: воет, визжит, рычит сутки напролет. Или высунет в форточку руку и давай ею колотить по решетке. Я как-то наблюдал эту операцию, когда еще щитов на окнах не было. Окошко коридора все в крови, рука — отбивная котлета. А псих все колотит и колотит об острый железный угол, непрерывно изрыгая богохульства и проклятия.
Ну, такого возьмут на ЭКСПОГИ — Экспертный психологический институт или что-то в этом роде, что помещался в Щаповском монастыре. Держат там недели две-три и возвращают — «здоровехонький»!..

Арманд Д.Л.  Автобиография

Схема Ивановского лагеря. Фото: архив общества «Мемориал»

Схема Ивановского лагеря