Институт красной профессуры

Адрес: Остоженка, д. 53; затем Кропоткинская, д. 10

С приходом советской власти в области философии произошли радикальные перемены. Поставленная большевиками задача создания «нового общества» требовала подготовки нового поколения социальных теоретиков в русле марксистской идеологии, которые проводили бы линию партии в науке и преподавании. «Буржуазные» профессора с дореволюционным стажем очевидным образом не годились для такой миссии — поэтому власть пыталась в кратчайший срок выковать новые ангажированные кадры, «красных профессоров». Одним из центров ускоренной подготовки научных, преподавательских и управленческих кадров стал Институт красной профессуры (1921–1938).

Остоженка, 53. Здание Лицея цесаревича Николая. Фото: PastVu

Остоженка, 53. Здание Лицея цесаревича Николая. Фото: PastVu

Создание института

Изначально целью создания Института была подготовка университетских преподавателей общественных наук, однако вскоре Институт был прямо провозглашён кузницей идеологических кадров. «ИКП возник в 1921 г. как одно из орудий нашей партии в борьбе на идеологическом фронте. Одним из участков этого фронта является борьба за университетскую кафедру», — так определил задачи института его ректор М. Н. Покровский, возглавлявший Институт с 1923 по 1930 год.

Особое место занимала подготовка преподавателей философии. Философия в советские годы понималась как универсальная дисциплина: материалистическая диалектика стала единственно верной методологией любых наук, естественных и гуманитарных. Переинтерпретированная советскими философами марксистская идеология отныне должна была пронизывать все сферы жизни общества.

Коммунистическое образование

После гражданской войны не хватало ни студентов, ни преподавателей, поэтому институт с самого начала столкнулся с кадровой проблемой. Квалифицированные преподаватели были в дефиците, и для перебрасывания их в Институт потребовалась отдельная директива ВКП(б), постановившая освободить всех партийных теоретиков от работы, «где они не являются абсолютно незаменимыми». Из-за нехватки лекторов и семинаристов приходилось даже отчислять студентов без права восстановления, привлекать к преподаванию слушателей старших курсов.

Красная Армия в годы войны стала местом активной идеологической обработки будущих студентов ИКП: первыми из них стали демобилизованные солдаты. В Институте учились и бывшие слушатели дореволюционных вузов, и просто те, кто хотел заняться самообразованием.

Несомненно, принцип классовой дискриминации соблюдался бы более строго, если бы икаписты не боялись недобора студентов. Задача численного преобладания абитуриентов-пролетариев в ИКП была ключевой, пусть и в ущерб качеству их подготовки. По замыслу советской власти, рабоче-крестьянская интеллигенция, которую бы составили выпускники коммунистических вузов, должна была вытеснить «буржуазную». Вопрос социального происхождения был первостепенным — в соответствии с буквалистски понятой материалистической теорией Маркса, согласно которой бытие определяет сознание. Декларируемая необходимость «подтягивания» образовательного уровня рабоче-крестьянских масс на деле оборачивалась стиранием границ между образованными и необразованными.

Обучение длилось три, иногда четыре года. С момента зачисления студентов автоматически принимали на должности в ЦК ВКП(б).

В 1921 году Ленин в «Правде» писал:

…содержание обучения, поскольку речь идет об общеобразовательных предметах, в особенности же о философии, общественных науках и коммунистическом воспитании, должно определяться только коммунистами.

Это означало жёсткую идеологическую регламентацию учебного процесса. Идеология насаждалась не только «сверху» — учебные программы составлялись при участии студентов-коммунистов. Студенческое влияние на учебный процесс было чрезвычайно высоко: студенты-коммунисты не только участвовали в формировании учебных курсов, но даже могли снять преподавателя с должности. Разумеется, такая студенческая вольница нередко вредила обучению.

Преподаватели Института красной профессуры. 1928 г. Фото: schetzel-gref.ucoz.ru

Преподаватели Института красной профессуры. 1928 г. Фото: schetzel-gref.ucoz.ru

Закрытие Института
Общежитие ИКП. Современный вид. Фото: moscow-walks.livejournal.com

Общежитие ИКП. Современный вид. Фото: moscow-walks.livejournal.com

Институт красной профессуры после 16 лет существования ликвидировался в спешке, посреди учебного года и практически задним числом. Причины закрытия не до конца ясны. Официальная формулировка выглядит как отписка:

признано «нецелесообразным дальнейшее существование институтов красной профессуры в связи с тем, что высшие учебные заведения и аспирантура при них могут полностью разрешать задачи, стоявшие ранее перед ИКП в области подготовки преподавательских кадров. 

ГАРФ. Ф. 3316. Оп. 12.  Д. 848. Л. 2

Новые красные профессора

Кем стали выпускники Института красной профессуры? Один из них — печально известный М. Б. Митин, построивший карьеру на крови своих коллег (Шпета, Деборина, Карева, Стэна и других).

После разгрома деборинцев рассеялись все надежды на относительно автономную философию, пусть даже и лояльную к советской власти. Митин, выпускник ИКП 1929 года, в 1930 году уже занимал посты заместителя директора этого института, замдиректора Института философии и замдиректора Академии Коммунистического воспитания. В 1933 году он получил звание профессора, а в 1934 — степень доктора наук в Комакадемии без защиты диссертации. Главный философский журнал «Под знаменем марксизма» перешёл под контроль Митина и его союзников в борьбе «за большевизацию философского фронта», что на деле означало зачистку философского поля от самостоятельно мыслящих философов и их школ. Через пять лет Митина избрали действительным членом Академии наук и членом ЦК ВКП (б), директором Института Маркса — Энгельса — Ленина. Список его интеллектуальных достижений исчерпывается низкопробными учебниками по диамату и истмату (в соавторстве) и подобострастными панегириками «великому философу» Сталину на страницах газет и академических изданий. Митин возвёл предельную лояльность сталинскому режиму в философскую добродетель. В 1936 году он писал:

руководствовался одной идеей: как лучше понять каждое слово и каждую мысль нашего любимого и мудрого учителя товарища Сталина и как их претворить и применить к решению философских вопросов.

Боевые вопросы материалистической диалектики. М., 1936

М. Митин (фотопортрет М. Наппельбаума)

М. Митин (фотопортрет М. Наппельбаума). Фото: ras.ru

Задача советских философов теперь свелась к обоснованию линии партии. Любой философский тезис объяснялся принципом партийности, а неугодные течения клеймились политически:

так, например, формальная логика объявлена «методологической основой… и правого, и «левого» оппортунизма и контрреволюционного троцкизма.

Диалектический материализм. М., 1934

Ещё недавно Ян Стэн из группы Деборина мог кинуть Сталину: «Коба, ты дурак!», объясняя гегелевскую диалектическую логику. Теперь же ни один философский текст не мог быть написан без опоры на философские работы Сталина, главного теоретика во всех областях. По количеству цитирований Сталин превосходил даже Ленина, не говоря уже о классиках Марксе и Энгельсе. Нет необходимости добавлять, что никакая критика такого положения дел в философских изданиях была невозможна.

Примеры названий работ Митина в сталинскую эпоху:

  • За большевизацию работы на философском фронте (сборник «За поворот на философском фронте», 1931)
  • Классовая борьба на философском фронте (газета «Правда», 1931)
  • Боевая программа воинствующего материализма (журнал «Партийное строительство», 1937)
  • Могучее идейное оружие большевизма (журнал «Партийное строительство», 1939)
  • Поджигатели войны будут уничтожены (газета «Правда», 1939)
  • Сила сталинского предвидения (газета «Правда», 1939)
  • Сталин — великий мастер марксистского диалектического метода (сборник «И. В. Сталину — Академия наук СССР», 1949)
  • Эра крушения капитализма («Литературная газета», 1949)
  • Сталин — корифей марксистско-ленинской науки (журнал «Вопросы философии», 1949)
  • Советская демократия — демократия высшего типа (газета «Известия», 1950)
  • Сионистская агентура американского империализма (газета «Комсомольская правда», 1953)
Мария Меньшикова
Корсаков С. Репрессированные сотрудники Института философии // Наш философский дом: К 80-летию Института философии РАН. М.: Прогресс-Традиция, 2009
Корсаков С. Митин (Гершкович) Марк Борисович // Учёные Академии наук.1920-е — 1950-е годы. Коллекция портретов фотохудожника М. С. Наппельбаума с биографическими справками. М.: Институт истории естествознания и техники РАН, 2010
Корсаков С. Политические репрессии в Институте философии (1930 — 1940 гг.) // Философский журнал. 2012. № 1
Марк Борисович Митин. М.: Наука, 1981 (Материалы к биобиблиографии ученых СССР)
Петрова С., Савченко О. Институт красной профессуры — подготовка первых советских кадров. // Вестник Самарского государственного экономического университета. 2014. № 11 (121)
Яхот И. Подавление философии в СССР (20 — 30-е годы) // Вопросы философии. 1991. №№ 9-11