Институт физики земли

Адрес: г. Москва, Большая Грузинская, д. 10

Институт физики земли АН СССР создан в 1955 году на основе Геофизического института АН СССР, а тот появился, в свою очередь в 1946 году путем объединения Сейсмологического института АН СССР и Института теоретической геофизики АН СССР. В 1956 году ему было присвоено имя О. Ю. Шмидта.

Институт физики земли. Фото: ifz.ru

В 1968 году последовали преследования участников подписантской кампании, которые коснулись и Института физики Земли. Некоторые сотрудники Института (Н. В. Зволинский, Л. М. Балакина, Л. М. Флитман, А. А. Гвоздев, В. И. Осауленко, Б. С. Чекин) подписали письмо 99 математиков с протестом против насильственной психиатрической госпитализации Александра Есенина-Вольпина.

Сотруднику Института Григорию Сергеевичу Подъяпольскому (1926–1976) отложили защиту кандидатской диссертации. В 1969 году Подъяпольский стал членом первой диссидентской ассоциации — Инициативной группы защиты прав человека в СССР. В 1970 году уволен из института по сокращению штатов (он работал в Институте с 1953 года).

Несколько лет был отказником старший научный сотрудник Института Владимир Магарик (1979–1982).

30 июня 1981 года он написал заявление (адресованное первому секретаря Московского горкома Гришину), в котором рассказал об отношении к нему в Институте после подачи им документов на выезд в Израиль:

4 июня 1981 года секретарь партбюро Института Г. А. Соболев рассказал мне по моей просьбе об отношении партийной организации Института к лицам, ходатайствующим о выезде в Израиль (таких в Институте работают трое).
Хотя намерение выехать в другую страну в правовом порядке безупречно, сказал Г. А. Соболев, тем не менее следует относиться к ним как к осужденным. Поэтому партийная организация будет стремиться совместно с администрацией к проведению для них ограничительных мер.
Будут ограничиваться деловые и личные контакты с ними, особенно со стороны младших коллег и подчиненных. Идейная закалка сотрудников, пояснил Г. А. Соболев, не всегда достаточна для такого общения. (От себя добавлю, что, действительно, большинство моих коллег не порвало со мной дружеских отношений и относится к моему положению с ясно выраженным сочувствием.)
Будут продолжены ограничения в отношении публикации работ с их участием. Делается это для того, сказал Г. А. Соболев, чтобы уберечь соавторов, редакторов и рецензентов от моральной травмы, возникающей, когда сообщают, что один из авторов намерен выехать в Израиль.
Продуктивность научных сотрудников объективно оценивается обычно по количеству опубликованных работ. Если же количество публикаций падает, то, естественно, лица, намеренные выехать в Израиль, не могут быть избранными по конкурсу на их прежние должности. Г. А. Соболев рекомендовал в таких случаях другим членам их семей искать дополнительный заработок, чтобы средний доход на члена семьи не упал ниже необходимого.
Как лицо, заинтересованное в понимании происходящего (в сентябре 1979 г. я обратился в органы МВД СССР с мотивированным заявлением о выезде в Израиль и в мае 1981 г. был извещен об отказе „ввиду отсутствия мотивов“), я обращаюсь с просьбой, чтобы партийные инстанции уточнили, насколько предложенная Г. А. Соболевым производственная программа (многие понимают ее как санкционированный саботаж) соответствует установкам партийных органов по этому вопросу.

Алексей Макаров
Хроника текущих событий. Выпуск 8, 14, 63