Брестская больница. Детский дом им. Дзержинского / Изолятор для беспризорных детей им. Ф.Э. Дзержинского

Адрес: г. Москва, Пресненский вал, д. 15 (Пресненский Камер-Коллежский вал, д. 39)

Брестский ночлежный дом имени М. Ф. Морозовой. 1913 г. Фото: PastVu

Кадр немецкой аэрофотосъемки. 1942 г. 

Госпиталь

Брестская больница (Брестская центральная концентрационная больница, Центральная больница лагерей, Брестский концентрационный госпиталь, Брестский госпиталь для военнопленных) была открыта на окраине Москвы весной или летом 1919 года и предназначалась для сыпнотифозных больных.

Открытие больницы связано со вспышкой эпидемии тифа в Москве. Если на 1917 год число заболевших сыпным тифом составило 1443 человека, а в 1918 году — 7217 человека, то в 1919 году оно достигло 74 000 человек, более 12 000 из которых умерли. В 1919 году было открыто сразу несколько больниц для сыпнотифозных (Ермаковская, Сущевская, Морозовская, Временная инфекционная больница), некоторые из них, как Брестская и Ходынская, предназначались для разгрузки мест заключения. Брестская больница обслуживала заключенных, эвакуированных из Московских концентрационных лагерей. Находилась в ведении Мосздравотдела и Главного управления принудительных работ НКВД РСФСР. В 1921 году больница имела 400 коек и три отделения — хирургическое, терапевтическое и венерическое. Была закрыта в мае 1922 года вместе с Ходынской больницей и больницами при лагерях.

Комендант Новопесковского лагеря
Заведующему управления мос. лагерями принудработ
мая 18 дня 1920 г.
Москва
Ново-Песковский пер № 5
(рапорт коменданта Новопесковского лагеря) заведующему управлением московскими лагерями тов. Вардзиели
Я встречаю часто препятствия, устранить которые своею властью не в состоянии. Одним из основных препятствий нарушающий в корне важный в распределителе регистрационный аппарат является образ действий коменданта Брестской больницы.
<…> из больницы выписываются выздоровевшие арестованные, о чем лагерь узнает лишь несколько месяцев спустя, случайно сделав о таком лице запрос. Комендант же, выписывая заключенного, не считает нужным просить о присылке конвоя, ни препроводить его в лагерь собственными средствами, ни даже сообщить об этом. В результате такой заключенный, не отбыв срока наказания, оказывается на свободе, а лагерь продолжает его числить на учете среди больных, находящихся в госпитале. Такая же путаница в регистрации арестованных происходит вследствие молчания больницы об умерших, которые несколько месяцев не снимаются с учета. Выздоровевшие заключенные работают в больнице в качестве конторщиков, курьеров, братьев милосердия, часовщиков, слесарей и т. п. В нарушении таких арестованных не только нарушаются правила регистрации, но что еще хуже, окончательно спутываются расчеты по заработной плате, так как, узнавая об этих случаях, много времени спустя, приходится восстанавливать задним числом целый ряд данных. Если к описанному присовокупить еще факты засылки выздоровевших арестованных не по лагерям откуда они прибыли, или выдачи им на руки бумаг, с которыми они должны без конвоя явиться в место заключения, то будет совершенно ясна картина нетерпимых беспорядков Брестской больницы, отражающихся серьезным ущербом на деле регистрации заключенных в лагерях. Доводя об изложенном до вашего сведения, прошу оказать возможное содействие к устранению на будущее время повторения упомянутых отрицательных явлений, допускаемых комендантом Брестского госпиталя.

В 1922 году заведующим Центральной больницей для концентрационных лагерей был назначен Лешков Борис Александрович, который и проработал на этой должности до расформирования больницы.

Из Брестской тюремной больницы обращались за помощью в Московский политический Красный Крест в разные годы: 

Башков Павел Трофимович — кадровый офицер Русской императорской армии. Осенью 1920 года с приступом малярии был переведен в Брестский госпиталь из Кожуховского лагеря.

Николаев Георгий Викторович — кадровый офицер Русской императорской армии, 53 года, арестован 28 мая 1920 года. Находился в больнице в июле 1921 года. 

Моисеев Василий Федорович — кадровый офицер Русской императорской армии. Арестован 20 октября 1920 года, отправлен в Москву 1 ноября 1920 года, заключен в Кожуховский лагерь. В декабре 1921 года находился на лечении в Брестском госпитале.

Воинов Иван Дмитриевич — кадровый офицер Русской императорской армии. Арестован 5 августа 1920 года, доставлен в Москву 20 августа, заключен в Кожуховский лагерь, в начале января 1921 года — переведен в Брестский госпиталь.

Тизенгхаузен Зинаида Петровна — домохозяйка. Арестована 28 мая 1920 года, заключена в Ивановский лагерь. В феврале 1921 года находилась на лечении в Брестском госпитале.

Хитрово Владимир Михайлович — кадровый офицер Русской императорской армии. Арестован 9 сентября 1919 года. Обвинен в агитации против советской власти. Из Владыкинского лагеря прислан для лечения в Брестскую больницу 13 декабря 1919 года.

Брестская больница нередко становилась местом принудительных трудовых командировок заключенных московских лагерей. Например, в начале 1921 года сюда были направлены узники Ордынского лагеря принудительных работ (ГАРФ. Ф. Р4042. Оп. 1а. Д. 28. Л. 2–3).

Изолятор для беспризорников

Открытый в 1920-х годах в помещении тюремной больницы изолятор им. Дзержинского был одновременно и детским домом, и больницей для беспризорников. Изолятор был рассчитан на 500 коек, в нем имелись глазное и кожное отделения. Преимущественно здесь лечили детей с грибковыми и венерическими болезнями, а также трахомой, но руководство не забывало и о «моральном оздоровлении» беспризорных.

Красная Москва. М.: Изд-во Московского совета Р., К. и Кр. Д., 1920
ГАРФ. Ф. Р4042. Оп. 2. Д.15. Л. 59
ГАРФ. Ф. Р4042. Оп. 2. Д. 15. Л. 60