Болшевская шарашка (г. Королев)

Адрес: Московская обл., г. Королев, р-н Новые Подлипки

Многофункциональное конструкторское бюро, где были собраны специалисты из различных областей (авиастроение, моторостроение, пороховая и химическая промышленность), откуда затем шло распределение по профильным ОТБ, находившимся как в Москве, так и за ее пределами: в Ленинграде, Молотове (сейчас — Пермь), Казани и др. Бюро располагалось около станции Болшево за не существующей ныне деревней Куракино с 1938 по 1953 год.

Бараки Болшевской шарашки. Фото: В. Симоненков. «Шарашки. Инновационный проект Сталина», 2004
Из истории Болшева

С 1924 по 1938 год в Болшеве действовала Трудкоммуна № 1, где проводилось перевоспитание малолетних преступников и беспризорников. Коммунары были заняты в производственной деятельности, которая обеспечивала коммуне самоокупаемость. Было налажено производство спортивного оборудования (лыжи, коньки, ракетки и пр.), одежды, а также строительство инфраструктуры масштабного архитектурного комплекса коммуны, включающего несколько корпусов хозяйственного и жилого назначения.

Лекция Сергея Мержанова «Архитектурный ансамбль Болшевской трудовой коммуны». Еврейский музей и центр толерантности. 2013 г.
Создание шарашки

В 1938-м году было принято решение о возобновлении практики использования интеллектуального труда заключённых специалистов. До официального создания Особого технического бюро, специалистов собрали в небольшом лагере под Москвой, недалеко от поселка Болшево. Это был своего рода сортировочный пункт, откуда людей направляли в созданные под эгидой НКВД конструкторские бюро различных профилей. Кроме авиационных инженеров там оказались доставленные из тюрем специалисты по подводным лодкам (группа Кассацнера и Дмитриевского), по торпедным катерам (группа Бжезинского), по артиллерийскому вооружению и боеприпасам (группа Беркалова).

Численность Болшевской колонии постоянно пополнялась: НКВД прочесывал тюрьмы и лагеря в поисках новой рабочей (вернее — умственной) силы. Туда доставили известных ученых: германского политэмигранта математика К. Сцилларда, профессора физики Ю. Б. Румера, специалиста-механика члена-корреспондента АН СССР А. И. Некрасова. Последний был арестован как американский шпион: находясь в составе делегации советских авиационных специалистов в США, он попал под машину и пробыл некоторое время в американской больнице, где, по убеждению НКВД, не преминул воспользоваться удобной ситуацией для передачи американцам секретных сведений. Всех их присоединили к группе авиационных специалистов для работы в качестве «расчетно-теоретического центра». В апреле 1939 г. из Бутырской тюрьмы доставили «руководителя антисоветской вредительской организации и агента французской разведки» А. Н. Туполева, а в 1940 г. привезли чудом не погибшего за год пребывания на Колыме «участника троцкистской вредительской организации» С. П. Королева.

В Болшеве арестованные авиаконструкторы начали работу над проектами самолетов. Для этого один из трех бараков был приспособлен под чертежный зал.

Болшево упоминается в книге авторства Леонида Кербера (псевдоним — Николай Озеров) «Туполевская шарашка», впервые опубликованной во Франкфурте-на-Майне в 1971 году.

В 1939 году приказом № 0021 от 9 января «Об организации особого технического бюро НКВД СССР» из арестованных специалистов было образовано четыре основных группы: авиационная группа, артиллерийская группа и химики-пороховики, морские специалисты — надводные и подводные корабли. Авиационная группа была самая многочисленная и состояла из специалистов, арестованных еще в 1937 году, из которых было образовано четыре КБ:

  1. КБ-1, возглавлял Петляков В. М. (50 человек, из них 25 человек в июле 1940 года были освобождены), работали над проектом самолета, шифр «100» (будущий Пе-2).
  2. КБ-2, возглавлял Мясищев В. М., его заместитель — Изаксон А. М. (данных по численности пока нет), разрабатывали будущий бомбардировщик, проект «102».
  3. КБ-3, возглавлял Туполев А. Н. (конец 1938 года — 17 человек, в апреле 1939 года прибыло еще 7 человек), продолжали работать по проекту «103» (будущий Ту-2), деревянный макет которого в натуральную величину был изготовлен на территории лагеря.
  4. КБ-4, возглавлял Томашевич Д. К. (пока нет данных по численности), разрабатывался проект истребителя «110».

Во второй половине марта 1939 года группы Петлякова и Мясищева переводят в Москву, где в здании КОСОС (построено Туполевым в начале 1930-х годов) образовано авиационное КБ. А 25 июля 1940 года заключенные, работающие в КБ Петлякова и Мясищева, были освобождены и переданы в НКАП.

Морская группа состояла из специалистов, одна группа которых разрабатывала проект подводной лодки с дизельным двигателем, работающем по замкнутому циклу, т. е. без притока внешнего воздуха (кислорода). Во главе ее стояли Кассациер и Дмитриевский (данные о количественном составе группы отсутствуют). Вторая группа занималась ныряющими торпедными катерами, возглавлял эту группу Бжезинский В. Л., Алякринский Н. В., Алякрицкий Б. Е., Барановский С. О., Бекаури В. И., Белевич А. И., Волынский С. В., Гернет Е. С., Гончаров Л. Г. (точных данных о составе тоже нет). В конце 1939 года группа арестованных специалистов была переведена на строительство завода в Северодвинске (Молотовск).

Артиллерийская группа специалистов разрабатывала проект 120-мм гаубицы. Негласно руководил этой группой конструктор артиллерии русского флота Е. А. Беркалов.

И наконец, четвертая группа специалистов занималась порохами. Об этой группе мало что известно. Возглавлял ее Бакаев А. С. — изобретатель порохов. Под его руководством работали инженеры-химики: Гальперин Д. И., Спорис А. Э., Пашков Б. И., Лясицкий В. А. и Христинин Ф. М.(разработчик пороха для «Катюши»). Осенью 1941 года эта группа была переведена в Пермь (Молотов). Об артиллерийской группе Беркалова пока то же ничего не известно, но можно предположить, что эти специалисты были использованы здесь же, в Подлипках, на заводе № 8, где в то время шло не совсем удачное освоение немецких зенитных 20-мм и 37-мм пушек «Рейнметалл» и «45-мм противотанковой пушки обр. 1933 года», а также в КБ Курчевского.

Местоположение шарашки

К сожалению, точных сведений о расположении Болшевской шарашки нет, но есть свидетельства, которые позволяют определить примерное место жизни и работы заключенных специалистов.

Так, краевед г. Королева Владимир Малых сообщает, что спецобъект находился на территории леса за деревней Куракино (близ станции Подлипки-Дачные, старожилы называли это место «козьим полем»), где примерно с начала 1930-х годов располагался совхоз НКВД. На месте этой деревни и леса в конце 1960-х годов началось строительство проспекта Королева и улицы 50-летия ВЛКСМ.

Для определения границ местоположения служит несколько ориентиров. Один из них — это так называемый Карпухинский дуб, дуб, посаженный «участником гражданской войны Карпухиным Андреем Павловичем 9 мая 1945 года в честь Победы над фашистской Германией» по адресу: пр-т Королева, 5в, стр. 1.

Заведующая архивом Королевского исторического музея Зинаида Васильевна Игнатова показала Владимиру Ильичу Малых, где они в детстве собирали землянику около забора (усадьба Костино — ул. Ильича, 1?), а охранник с вышки отгонял их.

Владимир Малых обозначает условный участок между железной дорогой, каналом и началом проспекта Королева (дома № 3, 5), где в настоящее время находятся жилые дома хрущевской застройки и новые дома, школа № 16, детские сады.

Да, там есть отдельно стоящие деревья, подходящие по возрасту. Но сложно утверждать, что это остатки того самого леса. А вот несколько очень старых фруктовых деревьев я все же нашел, видимо, это все, что осталось от того самого шарашкиного сада.
Во всех воспоминаниях говорится о трех бараках, стоящих в виде каре. Есть одно фото тех времен, где запечатлены здания, похожие на описания в воспоминаниях. Но эта фотография публикуется в документах, относящихся к трудкоммуне, то есть эти три барака должны находиться на территории поместья Крафта. Однако в описи строений поместья, на схеме и в оценочной описи строений поместья подобные здания (бараки) не упоминаются. Поэтому с большой вероятностью можно предположить, что на этом фото изображены именно те самые три барака шарашки, а снимок сделан с угловой вышки.
Посмотрите на этот снимок, как все совпадает с приведенными выше описаниями! Три барака расположены каре, большой двор — достаточный, чтобы собрать макет самолета, забор на переднем плане. Не является ли это еще одним аргументом в пользу моей версии?

Бараки Болшевской шарашки (по гипотезе краеведа Владимира Малых). Фото: Нечетаев. Опубликовано в альманахе «Вчера и сегодня» (1931 г.) под названием «Город будущего»
Болшевская шарашка. Гипотеза о месторасположении
Воспоминания Синелобова

В Болшеве слабо освещенная платформа, и далее, после недолгой прогулки по лесистой дачной местности, мы оказались перед высоким, глухим зеленым забором с вышками. Это одна из баз, в которой формировались «шарашки» различных профилей.