Басманный арестный дом

Адрес: г. Москва, ул. Новая Басманная, д. 29 (ул. Коммуны, д. 20)

В первой половине 1920 года умеренно переполненный или вовсе не переполненный Басманный арестный дом выглядит в отчетах вполне благополучным местом. В это время им заведует член ВКП(б) с 1905 года Иван Сысенков. В 1923 году Басманный должен был стать женским домом предварительного заключения.

Басманный полицейский дом. Арестный дом, предположительно, — справа, за пожарным депо

Басманный полицейский дом. Фото: PastVu

По адресу: ул. Новая Басманая, 29 кроме «двухэтажного здания с высоким забором», которое занимал Басманный арестный дом, находились еще отделение милиции и пожарная часть. Какой из флигелей полицейского дома служил арестным помещением, достоверно не установлено. В городском справочнике 1923 года адрес арестного дома указан: «При Пож. Басм. Дома». Предположительно, арестным домом мог быть флигель, который виден на изображении полицейского дома справа и отгорожен от проезжей части пожарным депо.
На «сплошных коротких нарах» арестного дома помещалось в 1920 году от 48 до 77 заключенных, при норме от 50 до 55 и предельной «максимальной» норме — 65. В начале 1920 года в нем служили 4 командира, 2 канцелярских сотрудника и 29 милиционеров. В июле число служащих сократилось до трех старших милиционеров, 14 простых, одного канцеляриста и курьера. Мастерских, бани, прачечной в арестном доме не было. Управление арестными домами предполагало организовать в нем мастерскую, где заключенные занимались бы изготовлением швабр. Порядок, установленный в нем, отличался от других московских арестных домов.

Комиссия провела осмотр Басманного ардома. Помещение содержится в чистоте, в камерах тепло, камеры проветриваются посредством вентиляции и форточек, размещение арестованных правильное. Пища готовится скоромная, картофельный суп с бараниной, очень хорошего качества и вкусный. <…> делопроизводство в порядке.
Приказ административного отдела Моссовета. июль 1920 г.

Образцовой для других арестных домов стала его культурно-политическая жизнь.

… вменить в обязанность организовать ячейку, которая только имеется в Басманном арестном доме, где работа благодаря энергии заведующего поставлена довольно хорошо. Имеется соединенный клуб, в котором изредка бывают концерты и митинги. Происходит еженедельное чтение лекций по одному разу. <…>
Докладная записка о культурно-просветительской работе в арестных домах Москвы зам. зав. арестными домами Москвы Петрова. 5 июня 1920 г.

Заведовал арестным домом, как минимум с мая по октябрь 1920 года, 43-летний (1877 г. р.) старый большевик (билет № 1765) Иван Дмитриевич Сысенков. Член ВКП(б) с 1905 года, одновременно был секретарем бюро объединенной партийной организации арестного дома и пожарной охраны. Из арестного дома он уехал в Сызрань, где на станции Батраки был директором асфальтовых заводов. Затем работал в Лесосиндикате и начальником спецчасти в Союзмебели. В 1933 году ушел на пенсию, а 6 июня 1938 года умер от рака в поселке Старый Большевик в Кратове (ГАРФ. Ф. А539. Оп. 5. Д. 6617).
В Басманном доме в октябре 1920 года Сысенкова сменил бывший начальник Сущевского и Сретенского домов Илья Кузмич Байков. Басманным он заведовал до октября 1922 года. Фамилия следующего начальника — Ивана Федоровича — не установлена. В конце 1922 года домом заведовал Александр Викторович Рожеткевич.
При реорганизации, которую проводило управление местами заключения НКВД, Басманный должен был стать «женским домом предварительного заключения для «следственных, числящихся за нарсудами, нарследователями и МУРом, кроме подлежащих содержанию со строгой изоляцией». Это решение связано с циркуляром управления ардомами, который предписывал отправлять в него обвиняемых в спекуляции и торговле спиртными напитками. В доме же предварительного заключения предполагалось «отделение для административно арестованных женщин».
В октябре 1923 года на Новой Басманной, 29 содержались 93 человека. В октябре 1924 года — 66, из них 20 после приговора суда. Всего за этого год в арестный дом прибыло 1203 человека и убыло 1230. После закрытия арестного дома его медицинское учреждение — приемный покой — работало при находившемся по этому же адресу 32-м отделении милиции. Там же оставалась и Бауманская пожарная часть.

Евгений Натаров
ГАРФ. Ф. А539. Оп. 5. Д. 6617. Л. 19, 21, 36, 39